ГЛАВА ПЕРВАЯ
СОЛНЦЕ

Эта глава связана с Солнцем — центром нашей планетарной системы, источником энергии и символом жизни. Как Солнце пребывает в постоянном термоядерном кипении, «бурлит», выбрасывая в пространство мощнейшие протуберанцы и солнечный ветер, пронизывающий всё вокруг, так и эта глава, в некотором смысле, пронизывает все эпизоды данной книги.

Одним словом, Солнце живое. Оно связано с поколением молодых. Их мощнейшую энергию и желание согревать можно сравнить с нашим Светилом.
Ведь они видят мир как прекрасное великолепие, которое нельзя описать дословно с опорой на интеллект. Это виденье напрямую связано с нашими чувствами, с объективным восприятием окружающей действительности и интуитивным знанием.

Итак, всё начинается лично с нас, ныне живущих людей, и посему мы
приступаем!

Увеличительное стекло

«Казаться: чтобы быть»

народная мудрость



Ранним утром одно из пространств, представших перед взором, вдруг стало чрезвычайно тихим. Одновременно с началом этого повествования в воздухе почувствовалось предощущение солнечного дня. Лёгкая дымка тумана, выплывающая на опушку из гущи леса, радужным фейерверком растворялась под лучами солнечного света. При этом особо примечательным было осознание, что именно таким незатейливым образом явил себя первый день лета. При взгляде со стороны было бы заметно, как человек, наблюдавший за всем этим, вздохнул полной грудью и слегка поёжился от пронизывающей всё вокруг приятной свежести.

И вот этому же взору представлен: молодой, но уже довольно крепкий орех, с размашистой кроной, такие были в диковинку, в радиусе нескольких миль. Он был достопримечательностью леса, который состоял преимущественно из Ясеня. Этот орех, в народе именуемый Грецкий, стоявший прямо посередине небольшого пшеничного поля, рос рядом со стройной Берёзкой, ещё одной редкой особенностью однородного леса. По счастливому стечению обстоятельств эти две редкости оказались совсем рядом на единственной опушке в радиусе 88 тысяч километров, т.е. посреди огромного пространства. Если бы на месте этих деревьев были люди, то они, скорее всего, почувствовали бы себя очень одинокими.

Вскоре наблюдателю, судя по тому, как разгладились складки на его лбу, стало приходить понимание: всё, что он видел и всё, что создавало эту атмосферу, начинает открывать свои тайны. А выглядело это так: И вот на одной из полосатых словно зебра ветвей, образующих крону стройной берёзы, как будто бы там и вырос, появился удивительной красоты фарфоровый чайник с не разборчивой росписью. И к тому моменту этот чайник успел окраситься в оранжевые тона восходящего Солнца. А человек, тем временем, подошёл нерешительно, но легко, и вознамерился понять смысл происходящего. На одной из сторон чайника иероглифы приобрели разборчивые черты, поэтому появилась возможность прочесть:

«Здравствуй, человек, чей взор устремлён на этот текст! Уже сделано достаточно шагов к моменту нашей встречи. Пусть мне мало известно о твоем пути, но сейчас это не так важно.

Для ясности сразу объяснюсь, сейчас я тот самый чайник, который за считанные секунды был рожден на одной из прекраснейших опушек, какие только могут существовать на свете. И это случилось благодаря тебе. Именно здесь, кстати, мы и находимся... и здесь же зарождается взаимопонимание, благодаря которому становится ясно, что это всё значит.

Я постараюсь развёрнуто ответить на следующий вопрос: «Каким же таким волшебным свойством обладает информационный обмен, происходящий с помощью написанного слова, и чем он отличается от любого другого способа подачи информации»? Ответ как всегда на поверхности: своей способностью со скоростью мысли рождать безкрайнее1, но при этом совершенно уникальное пространство чтеца.

В данном случае чтец это ты, а посему речь идёт о твоем пространстве. И какое это пространство, великолепное или не очень, доподлинно известно только тебе. Но даже любопытному стороннему наблюдателю или же попросту уличному зеваке, чтобы иметь хоть и поверхностные представления о твоём творении, достаточно пропутешествовать по тем же ориентирам, что и ты. Вообразить подобное место. Таким образом, люди и находят взаимопонимание: качество которого зависит от степени идентичности их творений.

Самое интересное, что это значительное свойство текста по сравнению с другими возможностями подачи информации, является далеко не самым удивительным. Просто это свойство проявляет такие возможности совершенной свободы, о которых нет смысла говорить с точки зрения логики. В таком случае наши мудрые предки, рассказывая былины, произносили всем с детства известную фразу: "Что не в сказке сказать, ни пером описать". Это, как и многое другое, можно объяснить только языком чувств, проводя соответствующие параллели. Ещё одна важнейшая особенность текста заключена в возможности автора вступать в диалог со своим читателем через вымышленные образы и даже через неодушевлённые предметы. Именно этим, кстати, мы сейчас и занимаемся, потому что, по сути, ты сейчас разговариваешь с чайником…

Раз уж тебе представилась возможность оказаться на этой опушке, то вскоре ты сможешь прочувствовать глубину собственного творения, а это достойное развлечение. Далеко не каждый день такое случается и, вероятно, не с любым человеком. Так что доброго настроения, всех благ в дороге, и да помогут тебе указатели!»

Именно такие слова и были написаны на фарфоровом чайнике, висевшем на ветке молодой Берёзы среди пшеничного поля внутри могучего и волшебного леса. Человек, прочитав это, вздохнул ещё глубже, но воздух уже потеплел…
Всё бы могло так и закончиться, ограничиться таким вот непонятным проявлением пространства. Но на том самом рядом стоящем Орехе с видом «скромного в душе» парня появилась другая табличка с дополнительной информацией. Она, как выяснилось, и была указателем, прояснила дальнейшее направление пути условным шифром. Этот указатель был сделан из склеенных листов берёзовой коры, по духу напоминал карту сокровищ из мультфильмов времён СССР. «Карта» довольно приличных размеров уместила в себе объёмный текст, буквы которого, похоже, были кропотливо выжжены с помощью специального приспособления. Этим инструментом мог быть ультра чувствительный лазер, имеющий настройку мощности, чтобы не прожечь кору насквозь, либо обычный электровыжигатель2, требующий исходя из названия, подачу электричества. Но всё же это было «устройство» более подходящее для этих мест. В действительности буквы были сделаны талантливым мастером при помощи линзы, концентрирующей лучистую энергию Солнца. Похоже, он очень искусно овладел умением фокусировать солнечные лучи при помощи такого простого оборудования и сделал это с грациозной лёгкостью, сочетая в себе контраст современных понятий с первородными знаниями.


*


Здесь текст на табличке закончился, но чтобы вникнуть глубже в написанное, пришлось перечитать запись. Это получилось сделать несколько раз, но на удивление, на той же самой табличке, тем же самым почерком, появилось как будто бы продолжение предыдущей мысли, но уже с совершенно другим эмоциональным окрасом. Как это возможно подумалось мимолётно. И с желанием почесать затылок, чтение продолжилось:

Другая аллегория, объясняющая весь процесс развития такого навыка, сравнима с процессом тренировки какой либо группы мышц. В самом начале тренировок: груз берётся не большой, и по мере развития нужной мышцы, килограммы нужно ощутимо увеличивать. При такой трактовке, становится ясна взаимосвязь изначальных физических данных и текущих способностей атлета...

Но основополагающими факторами всё же являются воля, дисциплина и упорство на выбранном пути. Таким образом, процесс сознательного накопления соответствующих «ЧТО», сравним с работой межсетевого экрана для компьютерных сетей, правила которого устанавливаются предоставленным ранее понятием «КАК».”

Так текст появлялся, словно из другого информационного пространства, можно подумать, он просто проявлялся в воздухе в виде электрических разрядов. Слова задерживались на время, необходимое для прочтения, и тут же рассеивались в воздухе: оставляя искристый шлейф, пропитанный запахом грозового озона. С сокровенной мыслью о взаимосвязи такого рода визуальных эффектов с этими «ЧТО» и «КАК», протерев глаза, чтец с нарастающим вниманием, читал это молниеносное письмо:

Просветлённые монахи дают прекрасный совет как этого добиться: "Всегда действуйте так, будто от ваших действий зависит будущее Вселенной, посмеиваясь над собственной мыслью, что вы способны на что-либо повлиять".


И в этом совете есть здравое зерно. Ведь принимая подобную идею в виде шутки, мы снимаем напряжение, так как не ждём результатов, а просто действуем, причём безкорыстно1. Хотя, при этом стоит помнить, как уникальный в своём роде учёный Никола Тесла утверждал, что: «Действие даже самого крохотного существа приводит к изменениям во всей вселенной.»”

Вдруг в воздухе стал нарастать какой-то инородный звук, который не давал сосредоточиться на чтении, это было так некстати, ведь впереди, по всей видимости, было ещё много важной информации. Это обстоятельство вызвало переключение внимания на другую личность. Но откуда она здесь, да и вообще как это всё здесь оказалось? Звук тем временем, становился всё более навязчивым и громким, и уже нельзя было не обращать на него внимания, приходилось слушать. И тут хаотичный шум стал приобретать ясные черты - мелодию восточного типа, в итоге музыка превратилась в знакомый звук будильника, установленного задремавшим перед выходом на дежурство, пареньком по имени Барни.

Парень открыл глаза и приятно потянулся. Тут же всё мгновенно прояснилось, и стало гораздо понятнее происходящее! Ведь оказалось, что это был всего лишь сон, но какой же это всё-таки странный сон... Сон, какое привычное и «всё» объясняющее слово! «Вот это да», — подумал Барни и принялся собираться на работу, попутно пытаясь окончательно удостовериться, что уже проснулся.

Приехав на место работы, Барни поинтересовался официальными определениями оптических инструментов Линзы и Призмы, уточнил при этом их физические свойства. Благодаря школьной программе, пройденной в далёкие годы, которая вдобавок была усилена подготовкой к экзаменам по физике с репетиром, его знания позволяли понимать суть, обращаясь только к поверхностным определениям. Репетир кстати был не кто иной, как сам директор Первой школы из города Туапсе. Исключительно благодаря его великолепным преподавательским способностям, парень стал знать физику на 5 с плюсом.
Если упрощённо взглянуть на определение, то Линза в оптике — предмет дискообразной формы, служащий для фокусировки или рассеивания света, в зависимости от выпуклости либо вогнутости её сторон.

А, соответственно, Призма это устройство для преломления световых лучей, имеющая форму геометрической призмы. За счёт неё белый свет раскладывается на радужный спектр или, другими словами, на спектр световых излучений с разными длинами волн.

Получить разные длины волн и, как следствие, спектр разных цветов можно и с помощью Дифракционной решётки, представляющей собой совокупность большого числа параллельных, равноотстоящих друг от друга микроскопических прорезей одинаковой толщины, нанесённых на плоскую или вогнутую оптическую поверхность. Кстати говоря, один из наглядных примеров дифракционной решётки — компакт диск для лазерных приводов, который широко используется в качестве носителя информации в двадцатом веке.

Так воин у стены оказался

В том месте, где был пролом от ядра.

*

Это камень размером в две сажени в шаре

Орудием кинут был с силой громадной.

*

Воин не ведал и не видел такого,

Но сейчас не об этом была его дума.

*

Пройдя в сей пролом он внутри оказался

За стенами замка, в который и метил.

*

Тут, он чувствовал, есть драгоценность,

Та, что приблизит его к главной цели.

*

Уже знакомые твари его окружили,

Это орки и гоблины были повсюду.

*

Их убивал он давно, не считая,

Не сильно страдая от встречных ударов.

*

Гоблин, стрелявший из лука сквозь бойницу,

Попал воину в руку и наметил ещё.

*

Воин стрелу его вытащил сразу,

И в колчан свой убрал тот, что был за спиною.

*

Действуя скрытно, он на стену запрыгнул,

Постепенно к врагу своему приближаясь.

*

Тут лучник заметил его появление,

Стрельнул ещё раз, но воин пригнулся.

*

И резко вскочив, с разбегу ударил,

Попал куда надо, при том лук не сломав.

*

Ведь лук был неплох да и сделан умело,

Воин его повесил за спину.

*

Зачистив всю крепость, до палаты добрался

К замку отдельному, что был в самом центре.

*

Там он увидел разбитую дверь,

Рыцари всюду лежали в разброс.

*

Тогда воин понял, что тут приключилось

Напавшая темень здесь свет одолела.

*

И зря он рассчитывал на помощь вельмож,

Тех, кто заправлял здесь до этой расправы.

*

Паладин ордена управлял гарнизоном,

Гарнизон канул в вечность и стал не у дел.

*

Лорд Герман был тем паладином,

Воин желал разговор с ним вести,

*

Но его самого здесь не было видно,

Едва ли такое могло быть случайным.

*

В регионе Армины эта главная крепость

Веками следила за сохранением мира.

*

Свободный проезд, безопасный район

Герцоги здесь обеспечили это.

*

Лорд Герман был лучшим и многим известен,

Он знал своё дело получше любого.

*

Поэтому его отыскать нужно было,

Возможно, он здесь ещё бьётся с врагами.

*

Зашёл воин бравый в пролом вместо двери,

И палаты от орков он принялся чистить.

*

Вражья свора с мечами и ядом

Здесь нападала отчаянно и нагло.

*

На стенах тех серых под светом огня

Висели щиты и различные флаги

*

Узоры на них были новы весьма,

Воин не видел таких и дивился.

*

На синем фоне с жёлтою каймой

Гады глядят друг на друга свирепо.

*

Это змеи на хвостах сплетаясь стоят,

Пронзая собою белый череп по центру.

*

Другой был рисунок на настенном щите,

Что у лестницы ведущей наверх разместился.

*

Синим и красным разделён его фон,

Трезубец по центру белый стоит.

*

Рисунок был и на центральной колонне,

Там в главной зале величаво стоявшей.

*

Красный флаг, золотом весь окаймлённый,

Был вытянут далеко вверх от древка.

*

Символ — змея, обвивавшая меч,

Там головой о рукоять опиралась.

*

Эти чуждые взгляду эмблемы

О многом воину дали рассказ.

*

Вот в тронном зале на троне рисунок:

Яркое солнце слева внизу,

*

Сверху и справа дракон от светила летит,

В полёте упирается в угол.

*

Он обжёгся, наверно, побывав выше солнца,

А вниз оно его уже не пускает.

*

В этой палате как раз возле трона

Нашёл он вельможу живого ещё.

*

Тот весь в ранах лежал, но успел рассказать,

Где теперь можно найти лорда Германа.

*

Его нечисть забрала, чтобы тайну разведать,

Ту самую, что искоренению зла помогает.

*

И вельможа вручил крупицы познания,

Которые лорд ему успел передать.

*

Это свиток и ключ от тайного хода.

В свитке, о чудо, карта и символ.

*

Тот самый, что нужен. Одна из печатей.

Он отмечен на карте в одном из проходов.

*

Воин открыл тайный ход

И вошёл в подземелье большое.

*

Найдя в лабиринте искомое место,

Он зашёл в коридор, за ним двери закрылись.

*

Но воин перед этим заметить успел,

Как несколько блоков из стен выпирают.

*

Их было четыре, друг против друга,

Факел в руке освещал это место

*

Едва двери закрылись,

Как воин всё понял.

*

Звук с потолка подтвердил его мысли.

Плита из шипов подступала всё ближе.

*

Елозя по стенам, механизм заработал,

Это пресс опускался всё ниже и ниже.

*

Время теперь его поджимало,

Воину было нужно действовать быстро.

*

Он нажал на те блоки в порядке особом,

Чутьё подсказало, как нужно всё сделать.

*

Плита же застыла сразу на месте,

И дверь, что проход закрывала, открылась.

*

Он оказался в другом помещении,

Размером таким же и чем-то похожим.

*

На уровне ног здесь было две щели,

Каждая на всю стену длиною.

*

Воин понял — это тоже ловушка,

Но не знал механизм, как её запускают.

*

Кинул в центр он кость, черепушку,

Ту, что лежала под ногами у входа.

*

Ничего не случилось при этом,

И воин стремглав пробежал это место.

*

Двери открылись, он внутри оказался,

Стена ярко-синим огнём освещалась.

*

На стене там иероглифы с текстом старинным,

Свет на неё падал из ниоткуда.

*

И от стены буквально с полметра

На высоте глаз героя

*

Висела табличка с символом этим,

С одним из восьми, с той заветной печати.

*

Табличка из глины размером с кулак

В воздухе парила прямо пред воином.

*

Встав чуть поближе и взяв её в руки,

В тот миг же услышал знакомый он глас.

*

Старец вещал назидание такое

Былин и легенд своих изложение.

*

Точнее подсказку чтобы увидеть

Кусочек картины глубинного смысла.

«

Изначальный хаос попал не в те руки,

Принц тьмы встал у руля

*

Как до того ему было приказано,

Чтобы создать новое бытие.

*

И ожил он, и стал независимым,

И создателя решил обмануть.

*

Стал Лордом Хаоса он и вознёсся,

Среди богов всему вопреки оказался.

»

Воин взял руну и двинулся дальше,

Выйдя из комнаты, он увидел тотчас.

*

Что ловушка стала активной,

Которая при входе его волновала.

*

Из щелей тех на уровне ног

Острые диски металла летают,

*

Тот череп, что кидал он для проверки намедни,

Уже пополам был металлом расколот.

*

Ступи туда хоть кто-то — исчезнет,

Вот как ловушка эта включалась.

*

Он не первый, кто до сюда добрался,

Но вместе с руной никто не ушёл.

*

Только без неё уходить нету смысла,

Поэтому воин алгоритм изучил.

*

Дождавшись момента, он лихо подпрыгнул,

Перескочил через острые диски.

*

Это планировать было нужно немедля,

И каждый прыжок своевременно сделать.

*

Так воин ушёл из ловушки с трофеем,

Огонь за спиною ему сказал: «до свидания».

*

Освободив эту крепость, воин двинулся дальше,

Выйдя за стены, он мысль услышал:

«

Хоть крепость и стала чиста от напасти,

От орков и гоблинов, но главарь их остался.

*

Он не просто был нежитью новой,

А создание сильней и гораздо опасней,

*

И целью их был не герцога замок,

Искали они что-то гораздо ценнее .

»

Так путь свой направил

Он через древние шахты,

*

Где гномы до этого в древности жили,

И там его ждали иные загадки.

Тем временем где-то в параллельной реальности:

Телефонный звонок

Координаты по Времени жизни: 31 оборот Земли вокруг Солнца с момента физического рождения героя рассказа

Действующие персонажи:

Старший Мастер — кабельщик-спайщик, бригадир подрядной организации
Барни — герой рассказа
Кейт — новенькая коллега на новом месте работы Барни.
Джорш и Сэм — коллеги и весёлые мастера, учителя Барни.

Матёрый мастер спайщик, и в то же самое время бригадир группы монтажников волоконно-оптических линий связи (ВОЛС), вытащил из кармана штанов цвета хаки потрёпанный временем и обстоятельствами мобильник. Он с бригадой только что, после удачно выполненной работы, с чувством приятной усталости возвратился на базу с полными пакетами провизии, которую прихватил в ларёчке по дороге. Всё это, как обычно, поднимало ему настроение, делало его позитивным. Он отделился от компании ребят, хохотавших на фоне играющего в общей кухне радио, и позвонил Барни, который в свое время успел побывать с ними в одной «упряжке». Услышав, как после четвёртого гудка трубку подняли, он быстро бросил:

Аллё, здорова!

В это время инженер по имени Барни, который работал на предприятии основного оператора связи страны, а именно в ЦОДе (центре обработки данных), как раз заступил на воскресное дежурство. По своему складу ума он привык учитывать множество деталей. Проверил электронную почту, попутно осмотрел работу камер видео наблюдения и систем контроля учёта доступа, убедился, что всё в полном порядке. Меняя дневного сменщика, который в выходной день пребывал в гордом одиночестве, один на целом этаже здания центрального олимпийского объекта, он увидел, как звонит трубка личного телефона. Мобильник лежал рядом со служебной трубкой: Барни спокойно посмотрел на высветившееся имя звонившего и, сверяясь с таинственными схемами действий, ответил на приветствие с доброжелательностью в голосе:

Здорова!

Мастер явно «заряженный» и на взводе, с непонятно откуда взявшимся волнением выпалил:

Есть хорошая работа, объём огромный, хоть 1000 волокон, оплата наличкой, 150 рублей за волокно. Предлагает мой хороший знакомый, так что верняк(!),; интересует?

Ещё совсем недавно Барни практически без выходных работал спайщиком в бригаде этого мастера около года. Там он получил солидный опыт и сохранил уважение к этому человеку как к бригадиру и мастеру с большой буквы. Однако по такой вступительной речи догадался, что работа не будет простой. Освежив в памяти эпизоды, связанные с этим человеком (о чём неторопливо будет рассказано по ходу повествования), он ответил:

А что именно за работа? Я ведь сейчас работаю не в строительстве, а скорее по части эксплуатации, да и график сменный. Какие сроки у заказчика и что конкретно нужно сделать? (Это он произнёс очень спокойно и внятно, задумчиво глядя при этом в окно, держа трубку у правого уха).

Мастер после такого ответа, явно успокоившись, проговорил (лишь слегка торопясь):

На счёт сроков, заказчику, как всегда, нужно было ещё вчера… работа на мостах и в тоннелях, я бы сам пошёл, но не успеваю, мы и так загружены сильно сейчас. Необходимо на всём участке организовать видео наблюдение, приварить камеры, пропуская волокна транзитом на следующие, а потом разварить на кроссы в будках наблюдения, в общем, там легко разберёшься на месте. Кстати работу даёт мой наставник, который обучил меня всему, на этом поприще.

Как и всегда, объяснять суть дела у Мастера получалось не слишком хорошо, хотя люди, которые знали его не первый день, сказанное могли понять. Он давно был на своей волне и потрясающе умел выбирать самое главное из общей «каши» слов. Так и сейчас получилось: одна фраза сыграла главную роль, та самая, которая касалась видео наблюдения. Дело в том, что сварка оптических волокон — своеобразная работа, направленная на передачу информационных потоков, которые могут содержать в себе всё, что угодно. Что ж, значит, предлагаемая работа связанна именно с видео наблюдением. Барни сразу же посчитал эту информацию актуальной, то есть соответствующей его «таинственным схемам». Потому что буквально на днях на нынешнем месте он был назначен ответственным именно за исправную работу видео наблюдения по всему объекту ЦОД. Такие совпадения часто играли значительную роль в жизни Барни.
Естественно, его бывший бригадир не знал об этом, поэтому без умысла говорил всё подряд, думая о своём. На самом деле, Мастер довольно часто прибегал к хитрости, но эти попытки были столь наивны, что он, чувствуя, что вот-вот неминуемо будет разоблачён, сам заливался смехом как ребёнок. Не успевал «пожинать плоды» своих уловок. Если же ему удавалось скрыть смех, то покрасневшие уши его выдавали, и тут он уже нечего не мог поделать. Сейчас же он был серьёзен, таким это событие увидел и Барни, прибегнув к мысленному анализу, поэтому решил взяться за дело и спокойно прибавил:

Ты же знаешь мой уровень мастерства на этом поприще, как считаешь, смогу ли я?

Ты просто должен смочь, у тебя нет выбора, замысловато произнёс Мастер, а потом словно скороговоркой протараторил: — Но только оденься потеплее, там сквозняки от ветров проходящих «ласточек» (так назывались местные электрички) и снег лежит, работа ведь на мостах и в тоннелях, но потому и объёмы, да и деньги такие, ладно, я поговорю на счёт 200 рублей для тебя.

Вообще-то на тот момент для Барни деньги были скорее косвенным, чем первостепенным стимулом в этом деле. Ему платили достаточно, чтобы он мог удовлетворять свои скромные на тот момент потребности. Руководствовался он совершенно иными мотивами, пусковым механизмом в принятии каких-либо решений были для него особые чувства. Образное восприятие информации напрямую зависело от тех слов, которыми с ним общались. А точнее, от чувств, которые у него вызывали эти слова. Ставка же в 200 рублей за волокно была скорее маленькая, чем большая, и этот сильнейший аргумент с точки зрения Мастера у Барни вызвал только улыбку. Обычный тариф среди спайщиков его предприятия был 300 рублей за волокно, а в преддверии олимпиады давали и 500, иногда даже больше, но в нынешнем случае дело в другом. Да и он уже был далеко не среди спайщиков, а просто «случайно» знал их расценки. Но звук старого доброго голоса Мастера вызвал чувство достойного вызова, предопределил значительный по своей сути поступок. При этом что-то дополнительно вызвало глубокий резонанс в душе Барни, может, слово «мосты» или «тоннели», а может, всё вместе…

В то же время, из глубин сознания всплыл рассказ Мастера о подобном «подвиге», который в годы бурной молодости сделал оптическую трассу под видео камеры во всех тоннелях на сочинской автостраде, причём в одиночку. Барни, который понимал объём выполненных работ, за это его уважал, как и другие. И, кстати, Мастер прикупил себе новенький Volkswagen седан по итогам той работёнки.

Высоким авторитетом в своих кругах он был обязан и собственному наставнику, который учил его крайне сурово. Судя по рассказам, в ход шли удары обрезком кабеля по рукам, если «подопечный» совершал оплошность. А такое, похоже, было отнюдь не редкостью. Но несмотря на это, а, может, и благодаря этому, Мастер по уровню мастерства явно на порядок превосходил окружающих его коллег. Вот и теперь история как будто повторяется. Барни с Мастером тёзка, и у него появилась возможность также отличиться, но только уже на железнодорожной дороге и на мостах, а это ведь даже круче — так подумалось ему. Есть возможность перещеголять самого Мастера. Барни любил побеждать, а одолеть самого лучшего в своей сфере для многих является заветной целью, и уже не надо никаких наград.

*

Хоть это всё и показалось Барни символичным, правильным и интересным, но, плюс ко всему прочему, внезапно вспомнилась она, та, которая недавно устроилась к ним на работу, красивая и уникальная девушка. Всё, что пока можно было о ней сказать — то, что по будням во время его дневных смен она находилась за соседней стеной. Ничего в этом странного не было бы, вот только есть одно но. Дело в том, что личная жизнь Барни находилась как бы в фоновом режиме, и уже довольно давно, о чём ещё будет сказано в следующей главе этой повести. В общем, к описываемому моменту ничто не предвещало каких-либо перемен. Поэтому заметная подвижка на любовном фронте была весьма странна и совсем неожиданна даже для самого Барни. И не сразу, но с каких-то пор та девушка постоянно находилась в его мыслях. И у него пока не получалось построить физический мост к её внутреннему миру. Но такое желание появилось, и оно росло день ото дня. Его стала радовать даже такая скромная близость, как соседство кабинетов. С некоторых пор он начал осуществлять сближение, хватался за любой повод, а их было великое множество, учитывая хаотичную супер внимательность, богатейшее воображение и даже талант в этом деле. Поэтому как раз сейчас он ясно увидел подходящее «задание от мира», так он это себе представлял, и, стараясь объяснить его значение на свой лад, решительно и твёрдо заявил:

Хорошо давай телефон, попробую за 200.

Мастер успокоился, так как почувствовал, что Барни, как это иногда с ним бывало, уже крепко «зацепился». С искусственной серьёзностью в голосе, а это всегда было заметно, Мастер постарался дополнительно придать эдакое особое значение своим словам и подвёл итог:

Ты просто должен смочь. — проговорил, драматически повышая тон. — Скину телефон по смс, — добавил негромко и с нотками таинственности.
Так, по крайней мере, это услышал Барни; и поэтому улыбнулся.

После разговора инженер решил прогуляться по улице и заодно поесть пиццу в местном ресторанчике. Это происходило в один из тех периодов, когда отдельные личности «приходят в себя» после праздников. Возможно, поэтому, проходя мимо одного многоэтажного дома, он стал невольным свидетелем нелепой, по его мнению, «драмы». Один мужик, явно перебрав с «праздничной дозой», стоял, пошатываясь, у двери в подъезд. Дверь подъезда была с домофоном. Этот дом был уже знаком Барни, он как-то побывал там случайно, на днях по просьбе коллеги занимался перезагрузкой коммутационного оборудования, которое предназначено для раздачи интернета жильцам. Поэтому он знал, что магнит на двери открывается без ключа, достаточно её просто уверенно дёрнуть. Видимо, такая неисправность случилась недавно, ибо даже этот житель, стоявший сейчас под дверью и невнятно просивший свою супругу открыть дверь, не знал об этом. Разговор был примерно таким.

Мужик:

— Открывай я больше не буду. Ик!

Женщина:

— Знаю я твоё «не буду», иди гуляй, подыши ещё свежим воздухом, будет тебе урок.

Барни услышал именно эту фразу, и, отойдя довольно далеко, обратил внимание, что дверь мужику всё-таки не открыли; тот понурый сел под дверью, видно, решив дождаться, когда кто-нибудь будет выходить из подъезда. Барни мысленно увидел эту семью и с иронией подумал над нелепостью ситуации. Ведь мало того что мужик попал в такое положение, он при этом ещё и не смог договориться с женой и даже не дёрнул дверь, которая и так была открыта. В общем, забавно. Барни пошёл дальше за своей пиццей, уделять внимание подобного рода картинам было его обычным занятием, но он быстро терял к ним интерес. Порой его даже раздражало вот такое мгновенное погружение в чужие миры вроде этого. Ему начинала казаться обузой своя повышенная проницательность.

Отужинав пиццей и вернувшись за свой компьютер, Барни стал листать фотографии той самой Кейт, которая, как многие симпатичные девушки , выкладывала их в социальные сети. На тот момент он довольствовался малым, а именно частенько слушал её музыкальные трек листы, находил переводы песен с английского, чтобы понять, что они значат. И, что удивительно, они всегда что-то значили. Пожалуй, он решал даже нерешаемые ребусы в этой сфере. Ещё он аккуратно просматривал странички её лучших подруг в поиске хоть какой-то дополнительной информации. Как-то раз, даже залез в открытый онлайн вопросник её младшей сестры и стал вести анонимный диалог на свободную тему. Ему хватало такого взаимодействия, чтобы многое узнать и даже, как ему казалось, чем-то помочь тому человеку, с кем вступал в подобный контакт.

Почему-то ему непременно нужно было всем помогать, просто поговорить ни о чём, и этим удовольствоваться он не мог. Видимо, так он ощущал себя вершителем мироздания, способным благотворно повлиять на судьбы «простого люда». Задавая свои хитро выстроенные вопросы, Барни понимал человека и управлял ходом диалога, когда это требовалось, управляясь таким небогатым инструментарием как онлайн-вопросы. Он даже не задумывался, хорошо ли так поступать или не очень, а сдерживать себя в этом деле не получалось. Результатом становился взбудораженный вид, красные глаза и чувство явной неудовлетворенности. Таким образом, его поведение до забавного было похоже на поведение шмеля: он не только увидел прекрасный мёд в стеклянной банке, но и почувствовал волшебный аромат. Шмель кружил возле неё, временами пытаясь пробраться под плотно закрытую крышку, а временами просто «ожидал у моря погоды».

При этом стоит отметить, что Шмели в природе — одни из самых холодостойких насекомых: они способны, быстро и часто сокращая мышцы груди, разогревать своё тело до необходимых 40°C. Это позволяет им вылетать рано утром и собирать первый нектар, когда воздух ещё недостаточно прогрелся. К тому же быстрое повышение температуры тела даёт шмелям заметное преимущество перед другими видами насекомых. При желании, собрать «нектар» для Барни не составило бы особого труда, но он желал только того, чего желал. Более того, к этому моменту у него выросло основательное чувство личной ответственности за поступки такого рода. Вот потому углублённые размышления повели его своими, доселе нехожеными тропами.

Вот как это всё видел «шмель»: в рабочее время Барни и Кейт общались не часто, да и разговаривать-то толком не получалось, всегда что-то мешало в олимпиадной суете. Какие-то очень контрастные энергии настроений витали в здании олимпийского оргкомитета, они оказывали влияние на всех людей, а на неё с Барни и подавно. Да и сама эта парочка была та ещё, их мыслительные процессы были слишком затейливы, слишком густо насыщены личными эмоциональными взрывами, хаотичными по своей сути. И потому состыковаться на уровне мыслей им явно не светило. Но любое взаимодействие, даже самое маленькое, создавало заметное впечатление, что-то притягивало его на глубинном уровне, и это что-то лежало за пределами изощрённых умозаключений. Хотя до какого-то времени, ощущения не подтверждались явными фактами ни с той, ни с другой стороны, так что имели под собой основание «не твёрже воздуха».

Просто к этому моменту у Барни сформировалась очень необычная система ценностей, он был настолько отрешён от „типичной мирской суеты“ как уже говорилось выше, что даже не сразу заметил эту девушку, которая стала впоследствии для него так много значить. Поэтому это всё с самого начала было не просто понять, а уж тем более кому-то объяснить. Работая посменно с коллегами, Барни часто выезжал на природу и проводил много времени в горах. Соблюдая сдержанную диету, совершенную трезвость сознания, целомудрие и занимаясь духовными практиками, в том числе и йогой, он пребывал вне социума и практически не замечал девушек. В таком состоянии он оказался после отшельничества, о котором ещё будет сказано отдельно. В этом «волшебном» образе жизни были и свои трудности. Требовалось сконцентрироваться на текущей работе, не говоря уже о поддержании «нормальных» социальных связей. Об осознанном флирте в том состоянии даже не было и речи. Многое становилось ярким контрастом его внутреннему миру.

Поэтому ему приходилось придумывать для себя мысленные игры, чтобы поддерживать интерес к рабочему процессу. Можно сказать, он вёл богемную жизнь, только об этом мало кто из его окружения догадывался, поскольку у него были и серьёзные причины скрывать свою «странность» от окружающих. Ему нужно было производить впечатление «обычного» человека. И вот, пребывая в таком состоянии, увидев эту девушку какое-то количество раз, он как будто очнулся от глубокого сна… Сейчас в этот факт ему, пожалуй, было бы даже трудно поверить.

В общем вскоре, по непонятной для себя причине, Барни стал поступать и даже думать, как подросток. Иногда он даже строил планы, наслушавшись втихаря её песен, выложенных, как ему казалось, специально для него. Однажды, найдя таким образом в песне сокровенное послание, он принял решение, что обязательно её поцелует, потому что такие слова выдал интернет-переводчик... Зашёл к ней в кабинет, она была одна, это было им рассчитано. Но посмотрев ей в глаза, считал на уровне подсознания, что этот «подходящий» момент не таков, каким он себе представлял вначале. Он «понял», что испугает её таким странным и «не логичным» поведением. Ум посылал «спасительные» сомнения: вдруг окажется, что он всё надумал.

Сказать по правде, это было похоже на сумасшествие. После такой неудачной попытки он, конечно же, себя ругал за нелепые поступки, но подобное повторилось несколько раз. Для тех, кто мог бы наблюдать эти сцены и понять их подноготную, Барни предстал бы не в лучшем свете. Собственно, если бы Барни увидел в подобном положении кого-нибудь из коллег, он бы понял всё… Но таких «недотёп» ему ещё встречать не приходилось. Хотя общественное мнение лично его волновало меньше всего. На тот момент он ясно представлял временность и поверхностность всех нынешних знакомств, потому что уже имел богатый опыт общения с различными коллективами.

В общем Барни не унывал и свято верил в наилучший исход, поэтому не обращал внимания на отсутствие какого-либо явного результата. В таких случаях некоторые коротко и ёмко говорят: «маразм крепчал». А Барни, тем временем, как и полагается, разрабатывал и постепенно внедрял в жизнь план по обретению «совместного счастья» со своей избранницей.

Веря в материализацию мыслей, именно в деталях этого плана он и задумался сейчас, находясь уже практически в медитативном состоянии. И пока он в нём прибывает, стоит подробно посвятить читателя во все обстоятельства этого непростого дельца…

*

Ещё одним существенным нюансом была высокая должность матери Барни на том предприятии. При этом удивительным совпадением будет и то, что Кейт была устроена на этот олимпийский объект благодаря связям своего отца. Однако это не столько помогало, сколько накладывало на Барни определённые обязательства. Он понимал, что множество рабочих контактов в среде новых коллег возникли лишь благодаря этому обстоятельству. Будучи весьма скромным, почти таким же, как и его мать, он не мог себе позволить пользоваться её положением. При этом он не мог и даже не хотел вести себя развязно или как-то не стандартно, как это с ним бывало на предыдущих работах, потому что у него уже были причины переживать за общую репутацию.

Если учитывать внутреннее состояние, у него виртуозно получалось играть роль паренька, витающего в облаках. Порой он демонстрировал порядочность даже больше необходимого, из-за этого лишался многих простых путей решения своих вопросов. Но в любом случае, случались моменты, когда эта родственная связь играла ему на руку.

Во время подготовки к олимпиаде в Сочи было много символики. Естественно, сувениры и символичные подарки по обыкновению попадали к первым лицам генеральных партнёров олимпийского комитета, среди которых была и мама Барни. В общем, вещи, кружки, значки с изображениями Леопарда, Зайца и Медведя по отдельности можно было достать, и у многих они были. Но только у Барни было уникальное трио этих значков в коробочке, подобные достались немногим. Выбрав момент, Барни подарил это трио Кейт. И даже такой «маленький» поступок многие заметили. Чтобы не скомпрометировать её среди особо глазастых персон, Барни пришлось надеть маску полного недотёпы, поскольку ничего более мудрого придумать тогда у него не получилось. Хоть Кейт и понравился такой милый подарок, однако, Барни не посмел намекнуть на благодарность за него и постарался скрыться с глаз как можно быстрее.

Примерно такого рода «препятствия», Барни обходил по-своему, и, наверное, мало кто смог бы понять. Поскольку вместе с этими мелочами приходилось преодолевать и другие более серьёзные барьеры, возникающие при взаимодействии с «миром, исправляемым на свой лад».

Барни частенько можно было застать в озорном настроении. Такова была одна из особенностей его психики: чем хуже обстояли дела, тем более безпечным
и нелепо весёлым он становился. Дело в том, что он полностью переключался на соответствующее настроение и так избавлялся от уныния, поскольку совмещать столь противоречащие друг другу чувства было немыслимо. Возможно, в этом переключении ему помогали занятия йогой.

Однако при этом парень имел обычные внешние данные, которые не могли бы стать верным преимуществом в привлечении особ противоположного пола. Как показывала практика, силён он был чем-то другим, чем-то необъяснимым. В общем, если подходить к вопросу с точки зрения типичных любовных романов, у главного героя отсутствовали какие-либо явные козыри на руках. Так, по крайней мере, считал сам Барни. В такой ситуации, если перейти на сравнение с шахматной игрой, выигрыш был возможен только при условии, что пешка доберётся до края поля. Пешка, как известно, в таком случае становится ферзём или любой другой фигурой по усмотрению игрока. Оставалось только воспринять всех людей, участвующих в этой партии, как своих учителей, которые на самом деле ими всегда и были.

*


Такой вот привычный его ход мыслей прервал звук смс с номера телефона заказчика. Барни тут же «включился» и вспомнил времена, когда он только начинал работать в бригаде Мастера, и все обстоятельства их знакомства, а также самый первый рабочий день. Дело было так...

Они договорились по телефону о встрече на одной из автострад города Сочи. Автомобиль марки газель, тёмно-синего цвета подъехал и круто остановился напротив Барни. В авто помимо Мастера был водитель, как потом выяснилось — помощник дока на все руки. Барни сел в оборудованную под лабораторию газель, и они отправились соединять, т.е. сваривать оптоволоконный кабель максимально высокой плотности на тот момент в стране. День был ясный и солнечный, потихоньку вечерело. Они ехали к месту проведения работ в Адлерский район города Сочи, неподалёку от аэропорта. Таким образом состоялось их первое знакомство.

Эта встреча произошла сразу после довольно продолжительного промежутка отшельничества Барни, в деревушке Шаумян. Сейчас же он оказался сразу в эпицентре массового строительства и стремительного развития инфраструктуры центрального курорта страны. Делалось это всё в преддверии зимней олимпиады. Попав в эту среду, он был вынужден вдыхать давно позабытые «ароматы» выхлопных газов, и это после свежайшего, пропитанного запахом летнего дремучего леса, волшебного воздуха. Теперь же в машине ему снова пришлось нюхать табачный дым, как нечто из далёкого прошлого, и слушать напрочь позабытые бранные слова, звучавшие от этих ребят всю дорогу.

Но, как ни странно, это всё больше не вызвало былого раздражения, что-то очень простое или даже родное чувствовалось в этой атмосфере и в интонациях их голосов. Поэтому, чтобы не обидеть своим «высокомерием», Барни старался не показывать своего отношения к их лексикону и вредным привычкам. Ему хотелось побыть с ними, понять их, поэтому он проникался этим миром молча. При этом он не собирался поступаться со своими жизненными принципами совершенной трезвости сознания. Например, Барни давно обходился без бранных слов. Уже только одним этим он заметно выделялся на общем фоне. Он строго контролировал себя, постоянно помнил о дисциплине, довольно жёсткой. Уместным будет сказать, что состояние эйфории, благодаря подобной практике, не шло ни в какое сравнение с предлагаемыми и давно опробованными «соблазнами», и «удовольствиями», которые умело предлагали полки магазинов.

Однако ребята тоже почувствовали в нём нечто родное и вели себя по-свойски, как будто не замечали никаких «странностей» поведения нового соратника. Хотя, может быть, они вели себя так со всеми, не обладая особой избирательностью или изощрённостью ума. На первых порах он этого не знал.

И если забежать вперёд, после того как Барни уже влился в коллектив, он часто угощал ребят своими любимыми фруктами или сливочным мороженным, следуя своим принципам. Ребята охотно соглашались, несмотря на то, что привыкли совсем к другим продуктам и другому угощению. Даже как-то раз один из охранников объекта, заметив, как бригада рабочих-монтажников по-детски лопает эскимо, был настолько удивлён, что прямо так и спросил, проговаривая слова медленно, с видом человека, увидевшего приведение:

Что с вами сделали?

На что весельчак и матёрый спайщик по имени Джорш добрым и весёлым голосом ответил:

Нас сглазили.

Впоследствии подобным образом им и на других объектах не раз доводилось отвечать. Потому что местные фрукты, которые здесь водились в изобилии, в сочетании со сливочным мороженным, стали привычным их лакомством.

Но вернёмся в тот первый день. Барни, конечно же, не имел понятия, что кабель, который они едут варить, весьма необычный и сделан по спец заказу под оснащение олимпийских объектов связью. И поэтому лишь единицы знали, что собой представляет объём на 288 волокон. В разговорах матёрые спайщики, да и все, кто о нём слышал хоть краем уха, его называли просто «288», даже не добавляли слово кабель. Те сутки Барни запомнил, пожалуй, на всю рабочую жизнь. Уж слишком был резок контраст между его прежней деятельностью и всем тем, что начало происходить теперь. Тот денёк можно смело называть проверкой боем.

Итак, привезя на место Барни, который привык к чистым офисным профессиям, потипу деятельности менеджера по продажам, его подвели к канализационному люку. Почти торжественно вручили заброды (резиновые сапоги по грудь) и с лёгкостью подняли тяжеленный чугунный люк при помощи обычной отвёртки. Там было полно мутной воды. Барни не мог поверить, что туда кому-то из них придётся лезть. Судя по спокойному настрою ребят и тому, что заброды в руки дали именно новичку, ничего хорошего ожидать не приходилось. А Мастер тем временем, подлил масла в огонь, он ведь прекрасно всё чувствовал и по-простецки забавлялся тем, как его слова действуют на этого «белоручку». Он интуитивно оценил этого салагу ещё до знакомства, не отдавая себе в том отчёта, и «приправил супчик», многозначительно сказав: «Ну всё, щастуда залезем и сделаем, что требуется». В сознании Барни мгновенно вспыхнула светлая, но зыбкая надежда, что они, такие опытные, без него залезут туда и будут там работать да показывать как нужно, потому что места там маловато. Даже соответствующий анекдот вспомнился про мастера-сантехника и его подмастерье, который только и делал, что подавал мастеру ключи. Но как бы там ни было, он понимал, судя по приготовленным запасам продовольствия и паре термосов с кофе, что дело будет довольно долгим, и пребывал в легком шоке от происходящего.

Выдержав продолжительную паузу — за это время в богатом воображении Барни успело родиться великое множество предположений на счёт того, что им предстоит — Мастер приступил к работе. За болтовнёй и шутками он вместе с другом лихо подцепил ногой конецкакого-то толстенного шланга и дал понять, что его нужно весь вытащить. Конечно же, это и был знаменитый 288, судя по интонациям в голосе и забавным замечаниям, которыми обменивались старшие товарищи по пути к месту. Там было два конца такого кабеля, в этом месте предстояло смонтировать прямую муфту, т.е. место состыковки двух отрезков этого кабеля. После разделки каждый конец завели в муфту, которую засунули через окно в газель, оборудованную столом для сварки оптического волокна….
Только под утро ребята вернулись домой.

Для общего понимания ситуации: как намного позже узнал Барни, средний размер кабеля у рядового спайщика варьировался от 4 до 16 волокон, часто встречались и на 48. Объёмы на 96, а тем более на 144, использовались для магистралей, принадлежали крупнейшим операторам связи и стали входить в обиход совсем недавно. При всём этом, даже одно единственное волокно оптического кабеля, за счёт способности передавать информацию при помощи света, способно пропускать довольно большие объёмы даже без использования различных технических возможностей уплотнения. Технические возможности систем уплотнения, если объяснять упрощённо — это призма, которая расщепляет один пучок света или поток на несколько независимых друг от друга потоков. Таким образом, по одному волокну можно передавать сразу много различных потоков информации. Благодаря такой возможности, технические средства уплотнения могли по одному волокну передавать сразу несколько различных информационных лучей за счёт разделения среды передачи по длинам волн светового потока. Поэтому долгое время с головой хватало кабеля на 1 или на 2 волокна, даже с запасом.

В общем, после уточнения становится ясно, что для человека, в первый раз взявшегося за освоение этого ремесла, объём работы по сварке кабеля на 288 волокон, был всё равно что для человека, имеющего навык написания слов, создать построенное по всем правилам литературное произведение. Вдобавок ко всему ещё и -шедевр, способный заинтересовать всё мировое сообщество самых изощрённых читателей.

Следовало учитывать подобные замашки Мастера. Поэтому-то, Барни вновь заволновался после получения смс, так как представлял каким серьёзным может быть объём предлагаемой работы.

Сам же Мастер в таких делах не привык долго раздумывать, поскольку руководствовался самыми простыми и чёткими понятиями, основанными преимущественно на интуиции. Что ещё двигало им, сказать трудно, потому что его действия часто были спонтанны и, по мнению окружающих, не укладывались в рамки жёсткой логики. От него можно было ожидать любых поступков, причём не всегда положительных. Какой-то хаос бытовал в его повседневной деятельности, и вопреки всем законам логики странным образом укладывался в рамки определённого порядка. Но сейчас он был точно уверен в одном: «Турист» — так они почему-то между собой стали называть Барни — обязательно справится благодаря своему чудному подходу.

*

По сути «Чудной подход» и правда имел место быть. Необычность была в том, что любая мысль способна материализоваться, если подкрепить её верным поступком. Хотя Барни порой думал, что, возможно, стоит проще воспринимать окружающую действительность, чтоб стать понятнее для окружающих. Но такое вот хаотичное мировоззрение слишком точно соответствовало его мыслительным установкам, так что он, по обыкновению, пребывал в настроении пофилософствовать и поумничать на свой лад. Поэтому сейчас он решил прочесть заметки из попавшегося под руку личного блокнотика, которых у него было много. И вот одна из интерпретаций реальности, которую ему захотелось запечатлеть, всплыла на страницах «источника»:

«Сейчас уже нелегко оценить глубину благостности поступков окружающих меня людей, или скорее даже ангелов. Потому что любое взаимодействие, которое происходит, отражает в себе глубинный смысл добрейшей направленности. Причем всё это происходит очень неявно и выглядит так, как будто все просто участвуют в решении своих личных и даже не безкорыстных вопросов. Но тому, кто анализирует дальнейшие последствия этих взаимодействий, становится совершенно ясно, насколько они многогранны и сколько чувств любви и глубинной радости рождается благодаря этому процессу. Но бывает, что мысли об этих чувствах ограничиваются нашим собственным желанием видеть всё логически обоснованным, поэтому увиденное часто упрощается для спокойствия ума. И когда пытаешься озвучить результат на словах, смысл уже не является столь совершенным и всё звучит как-то уж совсем просто или, наоборот, слишком витиевато.
Поймать золотую середину получается лишь у единиц. Однако со временем многим, кто способен на мыслительный процесс в приятных для себя образах, определённо становится ясно, что объяснять что-либо практически нет никакого смысла. Поскольку каждый и сам понимает происходящее настолько глубоко, насколько способен при своих чувствах и способах восприятия. Поэтому самое лучшее, что можно делать углублять собственное видение происходящего и действовать в соответствии с этим».


Сейчас Барни, хорошо поняв лишь последнее предложение, не стал углубляться в мудрёную, всплывшую вспышкой из прошлого мысль. Но пришло понимание, что любой, даже подобной мыслью можно проникнуться, если с её помощью приходишь напрямую к ощущениям, которые она излучает. А сейчас, как ему казалось, он всё же мыслил гораздо шире, и смотря на ту запись словно с высоты Соколиного полёта, увидел в ней попытки объять необъятное, чтобы избежать волнений из-за отсутствия взаимопонимания с кем-либо.

Далее взгляд упал на маленький рассказ, изложение того времени, когда он завершал обучение у Мастера и переходил на нынешнее место работы:

«Работая с ангелами по строительству световых информационных потоков, осваивая это ремесло, я удивлялся всему, что видел и познавал, а ещё больше удивлялся, как коллеги относятся к этой работе. Для них всё было привычно, они давно освоились со своим положением ангелов, хотя, наверное, всегда ими были, поэтому даже и не знали, как бывает иначе. В то время как для меня, каждый выход на операцию был долгожданной победой духа. Я впитывал все нюансы происходящего. Уже даже не удивляюсь, когда замечаю, как мысли становятся материальными, и посему стараюсь акцентировать внимание только на привлекательных сторонах Абсолюта. А если подобные мысли подкреплять совершением соответствующих поступков, то результаты проявляются гораздо быстрее и ярче. Можно сказать, я почувствовал, что значит быть волшебником и как это здорово на самом деле. Вся моя деятельность по строительству потоков являлась словно бы высшим учебным заведением для развития этих способностей.

В ходе выполнения очередного задания, меня занесло на горнолыжный курорт одного из олимпийских объектов. Там мы успешно завершили подачу канала для световых потоков, и вдруг о чудо, я впервые совсем рядом увидел людей, катающихся на сноубордах. Это были люди из какого-то другого мира, далёкого и совершенно непохожего на тот, в котором я сейчас прибываю. Те люди катались и радовались своим ощущениям, беззаботно веселясь и обнимая друг друга при каждом удачном трюке! И это чувство передалось мне самому, так всегда происходит, когда я вижу нечто радующее глаза так близко. Но в этот раз я всерьёз задумался над тем, что было бы очень хорошо оказаться в том мире, где эти ребята, словно дети, так радуются жизни. Не радость успешно выполненного задания, не чувство выполненного долга двигало ими, их бодрили развлечение и веселье.

Так я оказался в новом для себя состоянии, как же можно было не помнить безпричинную радость бытия, и как я оказался здесь и для чего? Какое счастье, что теперь мне довелось это понять! Ведь это так просто, и всегда было доступно, я много раз слышал о сноубордах, о серфинге и прочих спортивных развлечениях, даже скользил взглядом по ним, когда смотрел телепередачи. Но доселе не понимал глубинной сути этих процессов. Понимание чего-либо, по сути, как момент расширения сознания это спусковой механизм определённого мыслительного процесса. Сам запуск этого процесса словно включение генератора соответствующих откликов от абсолюта, реагирование на которые превращает мечты в реальность. Не важно, на что именно будут похожи эти отклики — любой человек чувствует их на глубинном уровне, иногда это может выглядеть очень даже просто, например, появляется желание сделать и запустить бумажный самолётик с крыши дома. Но вот поэтапный процесс осуществления задуманного сам собой проявляет дополнительную информацию, необходимую для получения безупречного результата.

Первое действие это выбор бумаги, цветной или просто белой. Или же, к примеру, решение разукрасить её или нет. Второе, как сложить самолётик, сделать его большим или поменьше. Далее, когда самолёт будет готов, предстоит выбирать крыши дома и то, в какую сторону его запускать. Возможно, чтобы пробраться на крышу дома понадобится раздобыть ключи. Принимая подобные, простые решения, преодолевая возникающие препятствия, идёшь к желаемому результату, к материализации изначальной мысли, таковы реалии! Главное в этом деле быть внимательным к откликам абсолюта и принимать соответствующие решения в гармонии с ними. Видимо, поэтому в народе говорится, что в любом деле «главное начать». Некоторые мудрецы добавляют: «Неважно, быстро или медленно ты продвигаешься, главное, что ты не останавливаешься». Такая мысль способна успокоить любого, а в особенности она рассчитана на тех, кто не отличается расторопностью.

Итак, ответ от вселенной не заставил себя долго ждать. На следующем задании вместе с напарником Сэмом, на этот раз это был один из самых симпатичных мне ангелов, может, потому что он по характеру напоминал мне батю, к тому же был его тёзкой. Простой и добрый, прямой и открытый с тонким чувством юмора и безалаберным отношением к возможным проблемам. Другими словами, с пофигистким отношением к собственной безопасности, при полном осознании личной ответственности. Вскоре, как раз перед тем как мы закончили с нашим заданием, с подключением многоэтажного дома в районе г. Джубги к информационной сети, раздался телефонный звонок. Мне звонил бригадир, тот самый старший Мастер. За мгновение перед тем, как завершить сварку оптических волокон, я увидел детский рисунок мелом на стене двора, это был знак умножения косое перекрестие, а рядом несколько сердечек. Мне очень понравились чувства, которые они вызвали, хоть и не мог ещё тогда разгадать их конкретный смысл, но смотрел в ту сторону всё время этого телефонного разговора.

На связи был старший группы, с которым у нас тогда складывались сложные отношения, наверно потому, что я был слишком категоричен и ещё не мог оценить высоту полёта этой птицы. Тот самый старший Мастер спросил:

— Это ты укладывал бухту по улице Гастелло 48?

— Да.

— Ты перекрестил трассы, когда приедешь, сам увидишь и переделаешь.

Разговор окончился, и в трубке раздались короткие гудки. Я отчётливо помнил эту работу и был уверен на сто процентов, что она была выполнена безупречно. Было чувство обиды на несправедливое обвинение, и захотелось доказать свою правоту, а перед глазами стоял всё тот же крестик с сердечками, нарисованный на стене. Через неделю, добравшись до места, я спустился в люк и увидел, что моя трасса с бухтой действительно перекрещена с другой, причём это сделал кто-то нарочно и явно после меня, здесь не могло быть никаких сомнений. У меня возникли сложные чувства, захотелось выяснить, кто это сделал и зачем. Сначала это было важно, а потом возникло чувство безразличия. Я вдруг вспомнил, как на днях появилось очень привлекательное приглашение на работу к крупнейшему оператору связи в компанию «ОПЕРАТОРСТРАНЫ», у которого наша бригада работала в подрядчиках, и они нас называли союзниками, потому что наша организация называлась «СОЮЗНИКОПЕРАТОРА». Тогда я не отнёсся с должным вниманием к идее сменить коллектив и место работы, но вспомнив крестик с сердечком и вот эту ситуацию с перекрещиванием трасс, мгновенно решил идти на другую работу.

Тот самый старший Мастер, который работал с бригадой возле соседнего люка, полного воды, как будто ждал этого заявления об уходе. Он был рад, это было видно, хотя о настоящей причине его радости я догадался намного позже. Ещё по неопытности тогда я ушёл словно в отместку, потому что предполагал, что перекрестие дело его рук. Представляю, как мастеру было забавно смотреть на человека, чья заветная мечта сбывается, а он стоит с таким видом, будто получил оплеуху. Но ведь это куда лучше, чем невесёлые чувства при прощаниях. Поэтому старший Мастер только молчал и улыбался, играя при этом в моих глазах «неприглядную» роль. Он был явно старшим в той ситуации.

В общем, так я и оказался в другом коллективе, и среди них, конечно же, появились люди, которые катаются на сноубордах с самого детства. И в том же сезоне, я и сам освоил это нехитрое дело и прикоснулся к очередному, прекрасному состоянию желанного бытия. Как для счастья мало нужно — всего-то чтобы мечты сбывались. Заодно я стал инженером связи сразу же после того, как освоил специальность монтажника, а это тоже приятно осознавать, особенно тому, для кого это имеет хоть какое-то значение. Здесь всё иначе, это определённо другой уровень, и сейчас я пока не ощущаю такой ясности, как на предыдущей работе. Но определённо, процессы, к которым я теперь причастен, не менее глобальны. Сейчас моей задачей было обрести ясность, чтобы в новых условиях действовать максимально эффективно. Первое, чему мне предстоит научиться, что не было возможности гармонично развивать на предыдущей работе — это умение активно развлекаться и жить легко, интересно и весело «заражать» счастьем окружающих. Но по всему было понятно, что это случится, и мне будет чему поучить этот окружающий новый мир».

*

Прочитав это, Барни не сразу понял, что именно он тогда настрочил, и почему это написано в таком странном стиле. Сейчас это ему показалось уж слишком разнообразной и сложной информацией для логического понимания. Но чувства, которые возникли после прочтения, помогли ему вспомнить свои прежние навыки и придали сил осуществить полученное от мастера задание. Именно этого он и хотел, поэтому даже не стал думать о прочитанном и о том, как эта информация работает. Опираясь на появившиеся чувства, набрал телефон заказчика, пришедший в СМС, и несмотря на позднее время, мгновенно договорился о встрече.

*

Наутро дорога шуршащим потоком уносила сквозь горы по ярко освещённым тоннелям, один из тех серебристых челноков, т.е. автомобиль Барни. С каждым проходом через тоннель, по дороге на Красную поляну, окружающая обстановка всё сильнее менялась и приобретала черты свойственные высокогорным областям. Становилось всё холоднее, как на вид, так и на деле. Стальная череда конструкций мостов и тоннелей, которая разворачивалась справа от челнока, извивалась и в течении всего пути видоизменялась, как если бы смотреть на волнения поверхности океана, в замедленной съёмке. Это была новая железная дорога, которую всё гуще укрывало снегом. И вот ещё совсем недавно раннее утро, которое предвещало солнечный и жаркий день, словно из-за перемещения во времени превратилось в неузнаваемый морозный пейзаж. Таким образом ослепительно яркое от солнца снежное пространство и встретило путника, который прибыл сюда с определённой целью.

Сам приезд был весьма символичен, особенно если вспомнить всем известную с детства игру, где искомое можно было найти, ориентируясь только на слова «Горячо или Холодно». Ослепительное Солнце, отражающееся от поверхности снега, ясное небо и морозный воздух, а фоном — звук бегущей под мостом реки.
Итак, мы добрались до рассказа об одном из конкретных заданий Барни от абсолюта, поскольку у каждого в этом мире свои цели, следовательно, и задания являются уникальными. И чтобы прочувствовать задание другого человека, необходимо постараться увидеть саму жизнь глазами этого человека. Мы уже многое сделали для того, чтобы вникнуть в мыслительный процесс, которому предстояло сопутствовать выполнению намеченных работ. Стоит заметить, что это не просто сконцентрированная информация, экстракт основных деталей, но и описание конкретных, личных переживаний настоящего участника описываемых событий.

Внимание, начинаем! На самом деле начали-то мы уже давно, это сказано для красного словца. И процесс созидания, в общем-то, всем давно известен. Ведь когда, скажем, гончар собирается изготовить какое-либо изделие, например, тарелку, то первым делом он ищет глину соответствующего качества. Найдя подходящий материал, он приносит её в мастерскую и берёт в руки кусок нужного размера. Далее гончар, уже зная, что будет делать скажем тарелку, подробно представляет её в своих мыслях, разминая выбранный кусок и увлажняя водой до определённого состояния. То же самое делает и пекарь, когда замешивает тесто для хлеба. Стоит обратить внимание на эту простую последовательность действий, поскольку она вполне типична для осуществления задуманных планов.
В общем-то, гончар уже давно пребывает в определённом состоянии мыслей, а все поступки, начиная от нахождения глины и её подготовки, это уже определённые действия, которые соответствуют этому процессу. Интуитивно это понятно любому, просто сейчас мы акцентировали внимание на этих вещах, ведь всем известно, что заострять его можно на любых интересующих деталях. Если общее внимание образно представить в виде света, а ум в виде звезды, то процесс концентрации внимания будет фокусировкой света в одной точке при помощи увеличительного стекла. Таким образом, мы способны не только прожечь ледяную стену недопонимания, но и погрузиться в исследуемую тему на нужную глубину, на которой и плавает наша «рыба» в виде цели-результата. В данном конкретном случае глубиной погружения до цели фактически является получение гончарного изделия — тарелки. И на этом наша душа успокаивается, потому что благодаря особым стараниям мастера, глиняная тарелка, о которой идёт речь, погрузилась вверх дном в большой и глубокий „сосуд с водой“ , и при погружении, как это часто бывает, зачерпнула пузырёк воздуха. И поэтому она сейчас плавает ровно посередине между дном и поверхностью этого «озера осознания».
А откуда появилось это задание, т.е. для кого гончар делает эту тарелку, для себя или кого-то из родственников в качестве подарка, или просто выполняет работу для старого приятеля? Или, скажем, с каким настроением и каковы могут быть последствия этой работы, мы могли бы разбирать очень подробно, и в итоге пришли бы к полному пониманию сути мероприятия. Хотя вместо этого существует предложение подейственнее, а посему интереснее. Чтобы на самом деле прочувствовать, что испытывает гончар, мы с его помощью направим внимание на то, что мы делаем прямо сейчас. Т.е. всё, что мы сделаем — поставим акцент на том, чем мы сейчас занимаемся с точки зрения гончарного дела. Прибавим толику воображения, чтобы состыковать эти два, на первый взгляд, «различных» мира. Ведь мы уже успели немного проникнуться одним миром. И это было довольно просто, так как все мы хоть краем уха слышали когда-то про гончарное дело. Как если бы мы сейчас проникались миром огородника, с такой же лёгкостью поняли бы, что означает просто достать из баночки нужное зёрнышко, которое собираемся взрастить. Всем это давно известно, на основе этих знаний и происходит понимание новых областей.


Итак, что мы делаем сейчас?

Поэтому для полной ясности, чтобы лучше воспринять язык гончара, определимся с понятиями:

1) Место выбранной Глины — это будет книжная полка, где мы взяли то, что держим перед глазами, т.е. эту самую книгу, или ссылку на одном из сайтов интернета, если она электронная.

2) Соответственно, эта книга оказалась подходящего качества и размера, как приготовленный, не размятый кусок. И процесс её чтения сравним с «разминанием», и если она ещё «суховата», то мы будем это дело увлажнять. Поэтому «влагой» будут красочные истории и детали, одну из которых мы только что дочитали.

3) Решение вопроса о том, какое изделие мы будем «лепить» из данной книги, сравним с состоянием, в котором прибываем при чтении: это может быть развлечение, либо самопознание, либо поиск практических советов. Изделие может быть абстрактным, т.е. вообще без определения как таковое, поскольку существуют процессы, которые прямо сейчас невозможно кратко охарактеризовать.

4) По этой причине сушку изделия и его последующий обжиг мы оставим без точных сопоставлений, предлагая тем самым каждому участнику, если будет желание, подобрать аналогии самостоятельно, после того, как будет прочтена книга.

Итак, с гончаром мы уже, можно сказать, породнились и даже обменялись рукопожатиями, и как сказал бы заядлый огородник — зернышко понимания определённо есть, но что далее? А это тоже предстоит решать каждому самостоятельно, как приходится делать почти всем огородникам! Ведь в какой почве окажется зерно, в чернозёме, либо в песке, нам пока неизвестно, поэтому потребуется ли её удобрять, ухаживать или поливать, тоже пока не ясно. Да и что это за зёрнышко, от какого оно растения, опять же дело сугубо индивидуальное. А поэтому осмелимся предположить, что наш гончар только что достиг намеченной цели и, обзаведясь трофеем, лихо продолжает путь по просторам рассматриваемой вселенной.

В копях у гномов под горою Алатырь

Находилось одно из основных поселений.

*

Обсидиан и сталь там они добывали,

Ресурсы важнейшие для местности этой.

*

Из них священные вещи клепали,

Которые источником процветания были.

*

Всем народам и расам это место известно

Мудростью духа и сплетениям секретов .

*

От королевств до заморских народов

Прославилось это место повсюду.

*

Известность такая отличием была

От других поселений гномов обычных.

*

Они ведь скрытны всегда по натуре

И живут не особо заметно для люда.

*

С начала времён здесь сражались со злом

Под горой в безопасности мудрость копили.

*

Росли их богатства, и их сила росла,

Продвигался их свет даже в тёмные дали

*

Путь к шахтам их шёл через чёрные скалы

Узкие тропы вились кругами.

*

Ближе к рудникам становилось живее,

Всë чаще воин стал вагонетки встречать.

*

На узкоколейках стояли они

О былых временах с «тоской вспоминая».

*

Давно они уже все без движения

Ржавели и томно хранили молчание.

*

Тем временем орки и гоблины рыщут

Они и здесь уже были повсюду.

*

И пауки с крестом красным на брюхе

Размером с кошку порой пробегали

*

Хоть воин мечом — другом верным своим

Немало вражья положил на тех скалах,

*

Внимательным стоило быть по многим причинам.

Ведь древние гномы весьма мудрые были.

*

Их ловушки работали против незваных гостей

И без хозяев добро охраняли.

*

Не раз ему бежать приходилось

От скальных обвалов и прочих напастей.

*

От шаров из камней размером с избушку,

Катящихся вслед ему в узком проёме.

*

Лишь чудом успевал находить он решение,

В последний момент его чувства спасали

*

Тем временем орки здесь часто страдали,

Ловушки почти их всех настигали.

*

И так, блуждая по многочисленным тропам,

Он вышел на площадь, что перекрёстком служила.

*

Слева был вход в их подземелье,

Там храм был вырезанный в могучей скале.

*

То ли храм, то ли ритуальное место —

Не ясно

*

Купольный зал из цельной пещеры

На самом верху с солидным просветом.

*

Поэтому днём здесь было светло,

А ночью на звёзды смотреть идеально.

*

Под просветом в полу плита в виде ромба,

Явно способная перемещаться.

*

Но сдвинуть её было нужно не силой,

Законам другим она подчинялась,

*

При входе в пещеру развилка была,

Этот зал как раз с неё начинался.

*

Три входа там были открыты,

Налево, направо — в рост человека

*

Вход прямо в рост гнома

С хорошим обзором.

*

Над каждым из входов на стенах рисунок,

Рисунки потёрты, но кое-что видно.

*

Над средним шлем нарисован огромный,

Красный круг в лобной части его.

*

Справа рисунок совсем не разборчив,

Но зелёный предмет в виде круга маячит.

*

Над левым люди в ритуальных одеждах

Держат синий круг на верёвках.

*

Воин зашёл в помещение,

Все входы вели в один зал.

*

Здесь он увидел в том же порядке,

Три алтаря с углублениями были.

*

Размером с ладонь там были отверстия

Цветом таким же, какие были при входе.

*

А именно слева, спереди, справа.

В них положить что-то нужно здесь было.

*

Совсем недавно буквально намедни,

Он разгромил одну шайку врагов.

*

От их вожака ему достался трофей,

То самоцвет был красного цвета.

*

Его воин вставил в центральный алтарь,

И тот засветился, освещая всё красным.

*

Чудесное зрелище перед воином предстало

Под звуки падающих капель в пещере .

*

Тогда воин понял, что искать было нужно

И вернулся на площадь, что перекрёстком служила.

*

И начал искать самоцветы другие,

Ходил по дорогам и сюда возвращался.

*

С каждым разом ступая на другую тропу,

Умудрялся попутно супостата крушить.

*

И так повидал он много пейзажей,

Которые мелькали живыми огнями.

*

Горные тропы, каньоны и скалы,

Мосты, и тоннели, и шахты впридачу

*

Лифты, вагонетки в пути помогали,

И опыт в боях его рос ежечасно.

*

Вот воин нашёл скрытый вход в подземелье,

Он вёл в темноту, оттуда веяло серой.

*

Чем дальше он шёл, тем теплей становилось,

Так и дошёл до кипящих озёр.

*

В недрах вулкана источник сей грелся

И шумно кипел, густой пар создавая.

*

Пройдя чуть подальше, увидел строение —

Круглую комнату огромных размеров.

*

Стены по кругу обложены камнем,

Как строят колодцы, чтобы воду держать

*

Прямо по центру высотою в семь саженей

Стоит постамент из цельной скалы.

*

На самом верху виднеется что-то,

Парящая в воздухе какая-то вещь.

*

Вокруг постамента кипяток по колено,

Плиту для прохода почти покрывает.

*

На этот проход воин вступил,

Так подошёл к постаменту поближе

*

За спиною, в том месте, где вход оставался,

Дверь вдруг закрылась со звуком звенящим.

*

Услышал он шум водопада о камни,

То уровень воды подниматься вдруг начал.

*

С четырёх черепашьих голов из камней

Потёк кипяток мощным напором.

*

Еле успел подпрыгнуть герой,

За уступ постамента удачно схватился

*

И так, цепляясь за уступы скупые,

Воин лез вверх, от кипятка убегая.

*

Очень непросто давался сей путь,

И когда он забрался, упал без сознания,

*

И в беспамятстве этом он увидел виденье

Старца, вещавшего ему всю дорогу.

*

Тот поведал историю всего мироздания,

Но об этом чуть позже мы узнаем подробней.

*

Сейчас воин проснулся прямо под руной,

Вторая с печати искомого места.

*

Он взял её в руки, и тот старец продолжил,

Теперь говорил о событии текущем.

*

Это была фотография мысли,

Кусочек картины для понимания сути.

*

«Как вещей всех начало творящий,

Изначальный хаос создал.

*

Эта часть бесформенной массы

Теперь разделилась, тьму и свет являя,

*

Наделила их жизнью и собственным смыслом.

Радуясь тому, что получилось,

*

Общество двоих так появилось,

Заместив одиночества быт безпросветный».

*

Воин сложил в свой заветный карман

Вторую табличку, что здесь он нашёл.

*

Это была руна Отал,

А первая Феху звалась, как он понял.

*

Эти названия вдруг стали известны,

Как будто проснулась в нём древняя память.

*

Находка для воина была важной победой,

Однако самоцветы тоже были нужны.

*

Текущая тайна его ожидала,

Ещё два самоцвета её открывали.

*

И вдруг он увидел отряд супостата,

Знакомые рожи все как один.

*

Были они очень довольны,

До того как его вдруг повстречали.

*

Кинулись рьяно с озлобленной харей

На погибель свою, и воину на славу.

*

Они самоцвет зелёный несли,

Его и забрал он после скорой расправы.

*

Эта удача была очень кстати,

Ведь неизвестно как его долго искали.

*

Осталось найти лишь один самоцвет,

Синего цвета, что с картинок у входа.

*

Его он искал уже очень долго,

Блуждая по тропам, врагов убивая.

*

И вот он уже был на распутье:

Забыть о той тайне или стоит продолжить.

*

Поскольку сомнения его одолели,

Нужна ли была ему эта затея.

*

Ведь руну свою он здесь отыскал

И понимание, куда идти за другою.

*

Решил он последний проверить проход,

Куда не ходил по непонятной причине.

*

Но вот он увидел пещеру одну,

Туда заглянул и остался доволен:

*

Там самоцвет синего цвета

По центру дороги лежит и блестит.

*

Подойти и лишь взять его оставалось,

И вот он сделал движение к нему.

*

Вдруг из неоткуда — какая-то тварь,

Мохнатый комок с зубами в полтела.

*

Проглотив самоцвет, убегать было начал.

Воин за ним побежал что есть мочи.

*

Бежали немало, но вот он в засаде,

Тут армия гоблинов его поджидала.

*

Поняв чаяния этого воина,

Так они его заманили.

*

Зубастые твари были тоже повсюду,

В одной же из них был его камень.

*

Начав рубиться, воин тварей косил,

Одну за другой пополам рассекая.

*

И вскоре нашёл мечом ту, что искал

И так самоцвет вновь на дорогу упал.

*

Расправившись с армией гоблинов хитрых,

Он взял свой подарок и двинулся в храм.

*

Все самоцветы были при нём,

Их по местам он раскладывать начал.

*

Все загорелись они ярким светом,

И плита в виде ромба стала вниз опускаться

*

То было подобие лифта из камня,

На ней он спустился в глубокую яму.

*

Внизу его поджидал некий «малый»

Что за напасть и откуда здесь это?

*

Огромный как мамонт выбежал кто-то

С дубиной и шипом, торчащим из неё.

*

И начал он воина гонять в этой яме,

Махая бревном в неистовой злобе.

*

Воин умело от него укрывался,

Удары парировал и огрызался.

*

И так вскоре меч хаоса оказался сильней,

Им воин прикончил громадного тролля.

*

Дверь распахнулась сей же миг за спиной,

Открылась пещера со светом в конце.

*

Пройдя по пещере, он вышел наружу

И на скальной тропе оказался на воле.

*

Там обнаружилось тайное место,

На стене был рисунок монумент почитания.

*

Рунический текст уже был им прочитан,

На троне сидел гномов король.

*

За спиной два светила на корону светили,

Под ногами змей длинный проткнутый мечом.

*

Король весь в доспехах с суровым лицом,

Борода без усов спускалась на латы.

*

Рунический текст говорил о событии,

Которое стало памятным очень:

*

«Новый король в этой горной стране,

«Война меча» наконец завершилась.

*

Фреир было имя его,

Прославленный воин и предводитель.

*

Поэтому занял он это место на троне,

Привнося свою мудрость через силу поступков.

*

Каменный холл многих колонн

Местом правления стал называться.

*

Были настежь открыты все двери,

И торговля с людьми лишь тогда появилась».

*

Двинувшись дальше, вдруг воин увидел

Гнома бродягу, идущего рядом.

*

Тот знал, как всё здесь накануне случилось

И объяснил ему главные вещи:

*

«Копи армией орков разграблены были,

Гномы успели отступить до их прихода.

*

История о Фреире — гномов герое —

Приоткрывает тайны завесу

*

Об оружии древнего мага,

Спрятанном в могилах эфира.

*

Там вы найдёте, возможно,

Ответы на некоторые вопросы».

Тем временем где-то в параллельной реальности:

МОСТ №26

Как и ожидал Барни, задание с ходу показалось ему довольно непростым, но интересным.

Сейчас начинается погружение в обстановку или в суть действия, точно так же, как мы уже проделали чуть раньше с гончаром и огородником. Только теперь это будет сделано чуть детальнее, потому что не всем известна такая специфическая деятельность, как сварка оптического волокна. Таким образом, мы увидим мыслительный процесс Барни, который генерировал цепочку описываемых событий. Что это за процесс и каковы его последствия, вскоре станет ясно, но сначала придётся привести следующие детали:

Время года было зимнее. Место проведения работ — железнодорожный мост длиной 175 метров, а если учесть арочные перекрытия, то 35 метров высотой. Он располагался над замёрзшей по берегам, широкой в этом месте горной рекой. Вокруг открывался вид на заснеженные горы.

И вот проводник: полненький невысокий мужичок, опытный спайщик, работавший с предыдущей серией мостов на этой дороге, проинструктировавший уже нескольких спайщиков, провёл Барни на этот хорошо охраняемый объект и начал объяснять суть работы. А Барни, поскольку заинтересовался, разузнал все подробности, получил подробную схему всех участков оптической трассы и поэтому быстро вник в суть дела. Тем самым, он почти полностью освободил проводника от дальнейших объяснений.

Сама схема требует определённых навыков для её понимания, поэтому мы разберём её в общих чертах. Но сделаем это на языке художника авангардиста или скорее даже энтузиаста, который стал таковым. Но перед этим „случайно“ получив противоположное художественному, техническое образование, которое наложило отпечаток на его умозаключения:

В той части, которая шла дальше в горы, этот мост заходил прямо в тоннель, за ним следовал остальной участок железной дороги и центральное распределительное управление, до которого информационные потоки уже работали по кабелям, сваренным раньше. А с другой стороны, в направлении города, было больше простора, различные мосты и пара тоннелей, но их информационные потоки смогут действовать только после того, как будут закончены работы здесь. В подобных суровых климатических условиях ему давно не приходилось работать, сейчас-то он эксплуатационник коммутационного оборудования на станции. Поэтому необходимо было вспоминать предыдущий опыт и обновить знания, повысить уровень личного мастерства.

У Барни была давняя склонность дотошно работать с деталями и страсть делать всё тщательно, поэтому задача выглядела трудной, но при этом сулила огромные перспективы, если удастся осуществить задуманное. Потому что только безупречно выполненная работа могла в его понимании быть предметом для гордости и давала великолепный шанс добиться материализации сопутствующих мыслей. Напротив моста, закреплённого за Барни, на близлежащем холме стояло металлическое сооружение. Прямо над автострадой в красно-белых цветах красовался огромный леопард, актуальный на тот момент символ зимних олимпийских игр, один из трёх.

Этот вид порадовал нашего „шабашника“, ведь в глубине души он придавал значение всяким приятным особенностям и интересным нюансам.

Когда работа началась, было раннее морозное утро. С одной стороны, всё просто и ясно, но Барни, как и всегда в таких делах, стал вникать в суть задания и находить в нём сокровенный смысл. Самое главное при этом было сосредоточиться на основном и не распылять внимание на незначительные детали, которых здесь хватало. Ведь они всегда идут рука об руку с сутью задания.

Здесь было два типа оптоволоконных кабелей, по оптическим волокнам которых в дальнейшем будут проходить потоки информации. Первый кабель предназначался под видеосигнал с камер, установленных на мосту с «транзитом» волокон на все последующие и предыдущие мосты. Второй кабель, под специальную связь между охранными будками и центральным пунктом охраны, таким же образом шёл «транзитом». Другими словами, каждый мост по всей трассе, кроме самых крайних участков, пропускал по своим кабелям информацию с предыдущих мостов.

Итак, два различных кабеля, один — видео, другой — спец-связь, необходимо сварить определённым образом, учитывая расцветку волокон с предшествующих мостов уже по трассе, созданной другими спайщиками. Если же смотреть поверхностно, то задание заключалось в том, чтоб приварить к каждой видеокамере на мосту по одному свободному оптическому волокну от первого кабеля. Таким образом и следовало продолжить преемственность, протянуть линию к следующим мостам.

Всё было бы гораздо легче, если бы не постоянно меняющиеся и в то же самое время неизменные, вечные внешние факторы. А в каждом конкретном случае они могли быть свои. Где-то высоко, где-то холодно, где-то ветрено или сыро, ну а где-то слишком жарко к примеру. В общем, различные вариации внешних воздействий и их сочетания создавали неповторимые условия для работы. Но везде было кое-что общее, так что базовые принципы для работ на объектах по сварке оптического волокна были одинаковые. И вот они:
«Каждый оптоволоконный кабель обладает защитным покрытием, обеспечивающим сохранность самих волокон. Чем больше ёмкость кабеля, тем по обыкновению сильнее и его защита. Каждое оптическое волокно при этом представляет собой стеклянную тонкую нить, чуть толще человеческого волоса, покрытую цветным лаком для дополнительной сохранности и удобства монтажа. В зависимости от количества каждое волокно окрашено определённым цветом. Ради создания порядка из хаоса опытные спайщики выбирают свою очерёдность волокон, ориентируясь по цветам. Барни обучался у старшего Мастера и унаследовал от него понравившийся ему порядок распределять волокна по семи цветам радуги. Если количество волокон было до 8, то обычно 7 цветов совпадали с цветами радуги и один цвет выступал как дополнительный. Тогда порядок легко выстраивался, если вспомнить фразу, которой ещё в детстве Барни обучила его Мама, играя со своим карапузом. В этой фразе первая буква слова соответствовала первой букве названия цвета: «Каждый Охотник Желает Знать, Где Сидят Фазаны». Так получается: Красный, Оранжевый, Жёлтый, Зелёный, Голубой, Синий и Фиолетовый. Ну а дополнительный цвет обычно белый или чёрный. Он ставился последним, т.е. восьмым. Кто бы мог подумать, что такие простые знания смогут пригодиться в такой непростой работе.

При меньшем количестве волокон можно было просто задействовать тот же шаблон, но тогда приходилось подключать воображение, чтоб создать строгую цветовую последовательность. Прежний шаблон или ориентир на радугу при этом оставался фундаментом нового порядка. Естественно, при слишком большом числе волокон глупо было бы тратить время и силы на выявление всех оттенков. Поэтому наборы волокон в таких кабелях изначально группировались в модули ещё на заводе. Модули — это изолированные трубочки из мягкого пластика, заполненные специальным гелем для лучшей сохранности содержимого. И всё, что требовалось для идентификации — пронумеровать модули и использовать эти группы волокон, как и прежде, по цветовому порядку, учитывая при этом номер группы, т.е. номер модуля».

В нынешнем случае с видеосвязью пришлось работать с двумя типами расцветок, первый кабель был двух модульной восьмёркой, т. е. по 4 волокна в каждом из модулей. А второй кабель в распределительной будке для транзита — на 64 волокна с 16-тью цветами в модуле. На самом деле эти цифры не означают чего-то особенного, просто они говорят, что разнообразия в этом деле хватает, и порой приходится подключать творческую смекалку и поработать с расцветкой, учитывая распорядок, уже созданный на трассе предыдущими спайщиками. Ну с этими нюансами сейчас нет особого смысла разбираться, лучше рассмотреть общие характеристики и особенности места проводимых работ.

Сам объект Мост №26 практически сразу переходил в тоннель и благодаря дизайнерскому решению выглядел очень интересно. Серая скала, в которой был пробит этот тоннель, на входе с моста была покрыта словно бы серебристо-белой паутиной из металлоконструкций внушительных размеров. По всей видимости, «паутина» не имела какого-то особого, в техническом смысле полезного, назначения, а была сделана просто для красоты. Хотя возможно, таким образом были укреплены скальные стены тоннеля. Вдобавок ко всему, проход в эту зону был под охраной, с серьезнейшим пропускным режимом и сменным дозором. А в преддверии проведения олимпиады контроль усилился на порядок, и потому для самостоятельного прохода на мост Барни понадобилось сделать пропуск в головном офисе нанявшего его предприятия. Дело было так…

*

Приехав в офис «арендатора способностей», Барни сфотографировался и получил пропуск с печатью на специальном бланке, на заднем фоне которого красовался логотип летучей мыши. Фото Барни на этом бланке напоминало знак всем известного супер героя в костюме летучей мыши из фильма «Оплеуха судьбы». Уж очень само задание своим обличьем было схоже по смыслу и по внешнему виду с историей того персонажа, во всяком случае, парню это казалось по-настоящему геройским делом. Такая вот дополнительная приятная мелочь, подобное совпадение добавило Барни сил и энергии, которых и без того хватало. Он уже и так поймал своего маверика, как сёрфер-виртуоз использует любое поведение волны в своих целях, так и для Барни каждая последующая деталь обязательно наводила на определённые мысли и приводила в состояние, безупречно подходящее для действий.

Но было и множество препятствий на пути. Не так-то просто было выполнить это поручение, было мало свободного времени, трудно было совмещать дополнительное задание с основной работой, выискивать время между рабочими сменами. Была и ещё одна проблема, тоже связанная со временем, но в глобальном смысле. Сложность была с текущим положением Сочинского района. Ведь для того, чтоб добраться до моста, необходимо было ездить по олимпийским полосам, а это было сейчас очень трудно, потому что весь частный транспорт сократили по максимуму и только избранные могли себе позволить ездить по свободным, как в самых смелых мечтах любого водителя, дорогам. Но благодаря его конторе «ОПЕРАТОРСТРАНЫ» — генеральному партнёру олимпийских игр — Барни, так как он был инженером олимпийского объекта, выдали пропуск и на его личный автомобиль. Это было приятно, он даже чувствовал гордость за свою компанию, потому что только единицам из числа предприятий города выпадала такая честь.

В общем, «глина», как мы успели заметить, была довольно специфична и размер куска для предполагаемого изделия оказался довольно большого размера. Разминать его приходилось поэтапно, так как весь он не умещался в ладонях.

Итак, необходимо было организовать работу 32 камер на мосту и прогнать транзитом остальные камеры с других мостов. Что интересно, Барни в тот момент было уже 32 года, и этот факт стал дополнительным плюсом ко всем предыдущим, приятным совпадениям. Сам мост по распределению камер условно делился на четыре части: по обе стороны вдоль железнодорожного пути, и каждая из сторон ещё делилась на две равные половины, точно поперёк моста. Всё было симметрично, логично и легко для понимания. Поэтому с каждой половины моста два кабеля с камерами уходили в одну из двух распределительных будок дозора. В эти будки приходило по два кабеля на 8 волокон, один транзитный кабель под видеосвязь на 64 волокна, ещё один кабель специализированной связи на 16 волокон, со своим транзитом, т.е. ещё плюс один кабель на 48 волокон. Итого по 4 кабеля.

Медленно, но верно мы, старательно разминая, смочили нашу «глину» деталями, и чтобы не переборщить, стоило дать ей чуть-чуть подсохнуть в естественной среде. Мы и так успели сделать довольно много, за такой небольшой промежуток времени, измеряемый количеством уже прочитанных страниц.

На этом задании Барни столкнулся с четырьмя препятствиями: Ветер, Темнота, Холод, Дождь, которые поэтапно усиливали друг друга.

Дело в том, что по этому мосту недавно пустили новые электрички с названием «Ласточка». И они «пролетали» каждые 10–15 минут в одном метре от Барни, создавая при этом сильный ветер. Всё бы ничего, если бы не сама специфика работы, вынуждающая заботится о подобных мелочах. Ведь после разделки кабеля, т.е. снятия поверхностной изоляции из жёсткого пластика, начиналась разделка внутренних модулей. А это означало, что следовало снять с волокон остатки гидрофоба, специального геля, при помощи спиртовых салфеток, и поэтому они становились очень подвижными, как длинные волосы на ветру. В общем, нужно было приспособиться и следить за временем появления электричек, сжимая волокна в руках, когда они пролетали мимо и поднимали ветер. Это заметно снижало скорость работы и сбивало концентрацию, причём при каждой операции при сварке волокон, которых тоже было довольно много.

По состоянию и влажности нашего «куска глины», мы решили, уже без малого достаточно, и поэтому не будем уточнять все нюансы.

Очередное препятствие было преодолено, и схема действий отработана в первый же день. Но так как работа началась со второй половины дня, то закончить её при естественном свете не получилось. Так возникло следующее препятствие — недостаточная видимость.

Воспользовавшись стационарным освещением на мосту, откручивая болты фонарей и поворачивая их в свою сторону, он мог продолжать работу и после захода Солнца.

Третье препятствие благодаря особому везению Барни появилось только через пару дней, это был Холод, который совместно с Ветром обрабатывал инструменты для сварки и сам сварочный аппарат. Это доходило до такой степени, что волокна становились слишком хрупкими и ломались в непредназначенных для этого местах. После того как очередное волокно сломалось уже не первый раз и стало слишком коротким, чтобы можно было продолжать в том же духе, не рискуя заново разделывать весь кабель, Барни позвонил Мастеру:

Алло, привет! Я взялся за работу.

Привет, молодец! Если что нужно — звони, помогу, чем смогу.

Слушай, у меня тут волокна в канавках сварочника и скалывателя от мороза ломаются, что делать?

Скалыватель почаще чисти спиртом. На сварочнике гоняй обогревательную камеру вхолостую, она даст тепло и на канавки. Так всё нормально?

Да всё хорошо, благодарю.

Тогда пока! На связи если что, приехал бы помог, да у самих сейчас работы хватает. Как раз только что мимо тебя проехали, но по старой дороге.

Пока.

Воспользовавшись советом, Барни продвинулся в своём деле дальше, но через пару дней погода изменилась и в верхних слоях атмосферы стали гулять тёплые потоки, в результате появилось новое препятствие Дождь. Пришлось умудряться на том свободном пространстве в метр шириной между ящиком с камерой и пролетающей электричкой ещё и разворачивать палатку, причём так, чтобы её, не дай бог, не утянуло вслед за «молниеносной птичкой». Ведь сварочный аппарат оптики предназначался только для работ в сухом и чистом пространстве, а если таковое отсутствовало, приходилось его создавать.

До этого момента на мосту Барни работал с помощником, а именно с пареньком из конторы, той, что была с логотипом летучей мыши. Он помогал носить инструменты, разделывать кабель, следить за «ласточками» и коротать время за рассказами, пока шла сварка. Парень оказался разносторонним, ему приходилось бывать помощником у разных мастеров, и поэтому он был очень интересным человеком в глазах Барни. У парня была семья и двое детей дошкольного возраста, он приехал сюда на заработки в это хлебное время. А так он жил на Донской земле, был заядлым рыбаком и знал много интересных историй. От него-то Барни и узнал больше о месте, в котором они сработались.

Оказалось, что за декоративным металлическим леопардом, служившим опорой для линий электросетей, на скалах находился водопад, который можно было разглядеть. Помощник сказал, что этот водопад называется «Девичьи слёзы». Барни нашёл в интернете информацию о нём и легенду. Легенда, если кратко, такова: она рассказывала о любви девушки к великому духу горы и об их встречах, но одна злая колдунья постаралась разлучить влюблённых, подстроила что-то недоброе. Однако любовь оказалась сильнее, так как девушка превратилась в этот водопад, и с тех пор была со своим любимым неразлучна. Хоть и красивая легенда, но тот водопад, который ребята видели с моста, был обычным родником только большого размера.

Т.е. на самом-то деле помощник сильно преувеличил свои познания и нарекал некоторые места исходя из своих приблизительных представлений о здешних краях, но эта его особенность не мешала, а скорее помогала ему жить в мире своих суждений... Тот водопад, что назывался «девичьи слёзы», на самом деле был в том районе, но только за горой, его можно было увидеть, если идти по заброшенной древней дороге, также ведущей на Красную поляну.

Итак, наше изделие уже начало приобретать определённые формы и практически подготовлено. Осталось только выяснить, как долго мы будем его доводить до кондиции, сушить, а после радовать себя окончательным обжигом готового изделия в специализированной печи. А вот как примерно выглядит процесс сушки получившейся вещи.

После того, как они преодолели все препятствия открытого пространства, помощник был больше не нужен. Барни перебрался работать в распределительные будки, где все кабели, заходившие с моста, необходимо было сварить на оптические кроссы и пропустить транзитом. Так как сроки уже начинали гореть, он работал долго и без сна. В будке было тепло и светло, но работы было много, и последнее препятствие в виде усталости наконец дало о себе знать. В такой ситуации подспорьем является только решимость закончить начатое, и ранним утром он наконец завершил недельный марафон. И выпив крепкий кофе, отправился домой восстанавливать силы.

К сожалению или к счастью, но ответ от вселенной не заставил себя долго ждать, и на заправочной станции пара молодых людей, юноша и девушка, находясь в возбуждённом состоянии, попросили у него кусачки. Им необходимо было перекусить кольцо с пальца девушки. А Барни буквально за 15 минут перед этим отвёз все свои рабочие инструменты на склад, и поэтому мог дать только старенькие плоскогубцы. Кольцо было явно маловато для пальца той девушки, непонятно, как оно вообще там оказалось, и её палец уже начал опухать. Оставив необычную парочку, Барни уехал. Это было в половину четвёртого утра. Последняя сцена была им расценена как неблагоприятное свидетельство, что попытка построить мост к своей «королеве сердца» будет не слишком успешной.
Вообще Барни в те времена всё ещё любил, причём лихо, давать интерпретации увиденному, и из-за повышенной осторожности делал это чаще в неблагоприятную для себя сторону. И эта привычка не очень-то помогала ему на пути к обретению желаемого. Хотя причиной может быть ещё и то, что он сам, управляя своим настоящим из далёкого будущего, не спешил в этом вопросе…

Как у рыцарей, так и у гномов

В своих землях, видно, были проблемы.

*

С Севера та исходила угроза,

Судя по картам и тому, что тут видно.

*

Обнаруживал он на поворотах пути

Ещë в одной крепости следы разрушения,

*

И в таинственных могилах эфира,

Находящихся на Севере где-то,

*

Он смог подсказку найти,

Истоки этого зла объяснения.

*

И легенды о смерти не пугают его,

Что в воздухе этого места витают,

*

Ведь в пути он за правое дело,

И духи предков ему помогают.

*

«Вот он древний город Эфир,

И построен в нём храм необычный.

*

Приказ короля своим гномам,

Азуд они его звали.

*

Его жены этот храм охраняет могилу,

И все тайны её королевы Аиши,

*

И умер король спустя несколько лет,

И был похоронен рядом в часовне.

*

Как и другие короли Ашабада

Были похоронены там после него.

*

Этот храм и могилы веками заброшены,

Ходит слава о них, как о месте опасном.

*

Гном рассказал, что там то и дело

Воры в гробницах исчезали частенько,

*

Что и создало репутацию эту,

Проклятым местом его называют».

*

Воин вступил в эти цельные стены

Двухэтажных домов из крупного камня.

*

Вход в город этот был настежь открыт,

Серые камни травой все покрыты.

*

Вокруг тишина и покой обитали,

Заброшенность места была очевидна.

*

Вдруг воин звуки сражения услышал

И, сделав разведку, он вскоре всё понял.

*

Вражьё и сюда добраться успело,

И здесь тоже ищут какой-то предмет.

*

Но воин идёт всегда очень быстро,

Потому опережать их везде успевает.

*

Здесь первые схватки ему показали,

Что гоблины стали намного умнее,

*

Новые орки удивляли уменьем,

Другие приёмы они применяли.

*

Как будто бы их наставлял предводитель.

Но кто этот вождь и где он теперь?

*

Вдруг воин башню большую увидел,

Она была выше, чем всё, что здесь есть.

*

На неё поспешил он взойти осмотреться,

В пять этажей она оказалась.

*

На самом верху ему открылись просторы,

Расположение города как на ладони.

*

Там он увидел часовню и храм,

И другие места, что диковинкой были.

*

Под ногами валялся скелет

И, о чудо, что рядом с ним было.

*

Такой меч воин не видел ни разу,

Длинней вполовину, чем был у него

*

Хоть лезвие тоньше, Но сталь-то прочнее,

Сам лёгок и быстр, и очень удобен.

*

Воин с собою его взял для проверки,

Ведь в деле ратном бывают сюрпризы,

*

И он стал вторым его другом любимым,

С которым по пути ему тоже было.

*

Вошёл он в ворота храма,

Там врагов своих увидал.

*

Скелеты неведомою силой подняты,

Стоят в снаряжении полном, на месте.

*

Они разом все пошли на него,

Лишь новый друг, ему здесь поддержка,

*

Мечом этим воин врагов сокрушал,

И так развалились все те, кто там ждал.

*

Как с ними закончил, он осмотрелся,

Убранство храма было красиво.

*

Статуя прекрасной дамы стоит,

Размеров огромных вся из нефрита.

*

Это и была королева Аиша,

Та самая, о которой читал он в рассказе.

*

С другой стороны от неё был алтарь,

На нём письмена в руническом стиле.

*

Данный текст гласил назидание

И даже спрашивал властно любого:

*

«Лишь король ключ тот имеет

что был от возлюбленной сердца.

*

Вы не король — это редкость,

Скорее жалкий вор, рыщущий в тени.»

*

Сама статуя бирюзового цвета

С чашей огня, что она держит в руках.

*

Чаша сия горит белым огнём,

Всё освещая вокруг очень ярко.

*

На алтаре он увидел квадрат,

Место, где что-то должно было быть.

*

Это мог быть кристалл

Или любой ритуальный предмет.

*

И чтобы тайну королевы узнать,

На алтарь его нужно было поставить.

*

Воин решил отыскать сей предмет

и отправился дальше вприпрыжку, шагая.

*

Так вскоре у ворот он оказался

У закрытого кладбища особых вельмож

*

Среди древних могил этого места

Был склеп один очень странный.

*

У входа в него восемь памятных плит,

И все они в особом порядке стоят,

*

Под каждым был текст,

То имена королей: они тут лежали.

*

Ворота закрылись, и все они встали,

На воина двинулись, дружно шумя,

*

С именными мечами и булавами,

Сражались нещадно и не шутя.

*

Сложнее наверно ещё не бывало,

Колдовство неземное здесь бушевало

*

Лишь ярость в атаке его выручала,

И удар скрытый справа, что тоже бывало.

*

Эти приёмы он отточил по дороге,

С мечом предыдущим, что был с ним вначале

*

И вот уж восьмой череп с плеч полетел,

И разрушились так все чары их злые.

*

Путь в склеп заветный наконец-то открылся,

Осталось шаг ему только сделать.

*

Он отдышался, оружие поправил,

Сил набрался, глотнув из бутылька своего.

*

Так залечил он серьёзные раны,

Поскольку невмоготу ему уже было.

*

И, как оказалось, всё не напрасно,

Зашёл он в тот склеп, и увидел гробницу.

*

Стоит из нефрита и с письменами,

А под потолком, о чудо, есть знак.

*

Третий символ с заветной печати,

Но самой руны почему-то не видно.

*

Подошёл он к плите, попробовал сдвинуть,

Тем колдовство пробудив с новой силой,

*

И из гробницы весь в алом огне,

Выскочил скелет, громадный и быстрый.

*

Аиши супруг, сам Азуд знаменитый

Или бывший им, когда был он живой.

*

Щит до пола и с письменами,

Видимо, мощно заклятый на прочность.

*

С этой напастью воин сражался,

И энергия битвы была велика,

*

Долго бились они, но воин сильнее

Ибо цель его выше намного была.

*

Так рассыпался враг,

И огонь тут же погас,

*

Оставив лишь пыль

И щит, что подписан:

*

«Я вас древних змей призываю,

Именем живого и мёртвого,

*

Что силой обладает послать вас

В ледяной ад Веласкьяльва».

*

В самой же гробнице статуэтка лежала,

Это и был ключ от алтарного места.

*

Прежде чем отправиться в храм,

Чтоб на алтарь эту вещь примостить,

*

Нужно руну было найти,

Знак которой висел на стене,

*

И она где-то здесь,

Не могли её взять в заколдованном месте.

*

Воин уж всё обошёл в этом склепе старинном

И устал уже было — достал лук сгоряча,

*

Стрельнул он в знак

И уходить было думал.

*

Но вдруг звук услыхал механизмов рабочих,

Прямо под знаком плита отворилась.

*

Это был ход потайной в подземелье,

Он зашёл и попал в коридор по ступеням.

*

Сначала вниз, потом вверх

По ним нужно было идти.

*

Он уже было начал,

Как звук ветра раздался в ушах.

*

Это снова ловушка его поджидала,

На него шар летел из шипов весь в огне,

*

Шар на цепях шириной с коридор,

Достающий почти что до самой земли.

*

Воин увернуться, однако, успел

И встал в углубление справа в стене.

*

Так стоял он и думал

И наблюдал за полётом.

*

Но стоять долго так не было смысла,

Маятник смерти симметрично летал.

*

Вот снова тот шар пролетел очень близко,

Но воин миг тот уже поджидал.

*

И пробежал резко в противоход,

А шар вслед за ним разгонялся вдогонку.

*

Так успел воин быстрый

Залететь на ступени.

*

Убежал он от шара,

Там и дверь отворилась,

*

Комната открылась в шесть острых углов

С пьедесталом, по центру манящим.

*

Сверху столб света его освещает,

Там каждый увидел бы то, что искал.

*

Между землëй и небом опять

Руна висела на столбе световом.

*

Как Халагаз, но немного иная,

Две вместо одной черты поперечные,

*

Пьедестал же под ней был стилизован,

Шесть углов точно также, и на нëм щит нарисован.

*

Этот щит обвивает большая змея,

Кольца её как лепестки у цветка.

*

Вот воин в руки руну взял

И назидания глас как и прежде услышал:

*

«Своих детей богов грехами удручённый,

Отступился он в далëкие глубины мироздания.

*

Не видали его с тех пор в Авестане,

А ведь лишь он оттуда мог бы вернуться,

*

В тот самый день,

Что концом света зовëтся».

*

Однако ключ-статуэтка при воине теперь,

В храм Аиши он возвращается быстро.

*

Там он поставил еë в алтарное место,

И открылись две двери слева и справа.

*

Он вошëл в подземелье

И ниже спустился,

*

Там увидел решëтку,

А за ней постамент.

*

Заметив проход между стен,

Он к нему подошёл.

*

Но чтобы решëтку поднять,

Нужно стрельнуть из лука.

*

Чтобы попасть в механизм,

Тот, что дверь открывает.

*

Так и сделал наш воин,

И пошëл было дальше.

*

Решëтка открылась, и вход был свободен,

Но плита под ногами двигаться стала.

*

Он ускорил свой бег, её преодолевая,

А она раздвигалась при этом неспешно.

*

Колья-шипы обнажались под нею,

Там полно уже было древнейших скелетов.

*

Еле успел он допрыгнуть до края,

Там и встал отдохнуть, но не надолго.

*

Тут из стены вышел каменный Голем,

Вечный охранник того подземелья,

*

Стал он руками махать и бодаться,

В воина камни большие швырять.

*

Воин был быстр, но сил не хватало

С этой махиной ему совладать,

*

Лишь адским ударом меча длинным справа

Ему получалось того доставать.

*

Так длилось не вечность,

Но достаточно долго.

*

В итоге тот голем

Свалился на пол,

*

Рассыпаясь на части, навсегда замирая,

Освободился от долга вечного стража,

*

Так воин открыл постамент в этом храме,

И был там подарок ему сокровенный.

*

Клинок королевы Аиши волшебный,

На нëм была надпись, говорившая громко:

*

«Я меч, что пронзает всë сущее.

И тот, кто умерщвляет, что уже мёртво».

*

Клинок не большой, но был явно могучий,

Он, может быть, сильно ещё пригодится.

*

А что дальше будет, осталось не ясно,

За всем этим есть какой-то колдун.

*

Но башня и остров, отмеченные на карте,

Это ключ, откуда происходит наш враг

Тем временем где-то в параллельной реальности:

This site was made on Tilda — a website builder that helps to create a website without any code
Create a website